ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая: «Надо остаться достойными веры в нас крымчан»

Разве холодная война прекращалась? Если снять флёр демагогии и псевдогуманистической риторики, то мы увидим, что в течение уже более 20 лет на нас оказывалось куда большее давление (идеологическое, мировоззренческое, духовное, геополитическое и военное), чем во времена Советского Союза. Холодная война – я её изучала практически всю свою жизнь – была достаточно предсказуемым и стабильным периодом. Хотя, конечно, она была очень неприятна своей атмосферой: стороны обливали друг друга грязью, объявляли все, что было в интересах соперника, враждебным вселенским идеалам прогресса и свободы, демократии и так далее. Советский Союз самоустранился, скажем прямо, так преступно и беспомощно… ну, не будем сейчас к этому возвращаться… для того, чтобы «бедняжечка Запад» не пугался «тоталитарного монстра» и свою демократию доносил самым быстрым способом – бомбами. И что же? Как раз после этого все западные постулаты: мир, суверенитет, универсализация прогресса – всё было попрано сначала бомбардировками суверенной Югославии (ну где же тут международное право?!) и далее везде: Афганистан, Ирак, Ливия, наконец превращение Сирии в пустыню, где смерть, ужас и разрушение. И все это прикрывалось невероятным лицемерием, все, оказывается, творилось ради демократии… Кого это теперь может обмануть?!

Сейчас же просто все маски сброшены, и всё абсолютно обнажено. А нам, в общем-то, не привыкать так жить. Мы видим: как только Россия, не претендуя вмешиваться в дела далёких уголков земного шара, в отличие от Соединённых Штатов, чьи военные корабли бороздят океан в тысячах миль от их берегов, так вот, как только мы начинаем вести себя самостоятельно и заботиться о происходящем непосредственно у наших границ, Россия тут же объявляется врагом демократии, прогресса… Мы слишком большая величина. Одно наше существование даже в границах Российской Федерации, даже если мы аморфные и не сформулировали свои национальные интересы – уже не позволяет управлять миром из одной точки. Мы мешаем, ибо неизбежно представляем собой некую альтернативу, иной исторический проект.

Сейчас, конечно, в пропаганде — акцент на материальном, на потребительских критериях «успешности», и привлекательным представляют лишь только то место, где гуще щи. Да, это, безусловно, имеет для людей значение, и мы должны многое сделать для того, чтобы в нашей стране было подлинное социальное государство, достойная жизнь для каждого. Чудовищное расслоение – это не по-Божески! Но вот крымчане доказали, что не эти критерии для них наиважнейшие. Они мечтали о воссоединении всё время, потому что для них – где Отечество, там и хорошо, при любых бытовых рисках! И они готовы вместе с Отечеством и нами делить все невзгоды и несчастья. На этом зиждется вся человеческая история, иначе все бы мчались на золотые прииски. А этого нет. И французы плакали, когда немецкие танки входили в Париж. И герои Сопротивления, несмотря на предательство властей, несмотря на то, что немало французов оказались в гитлеровской армии, рисковали своей жизнью ради Отечества, ради своей свободной прекрасной Франции…

Мы перед столькими соблазнами выстояли в своей прежней истории! И так горько мне было наблюдать ту временную капитуляцию перед цивилизацией «пепси», которая охватила массовое сознание в 90-е годы. Но я верила, что это временная фантасмагория, что этот туман рассеется…

–А вы в 90-е бывали в Севастополе?

– Да, вместе с Михаилом Астафьевым присутствовала в 1992 году как раз на принятии Верховным советом Крыма тоже судьбоносного решения о референдуме в Крыму… Тогда было большое давление из Киева. А вся площадь была окружена демонстрантами с российскими флагами. Когда вышли депутаты, к ним тянулись руки детей: «Россия! Россия!». Без слёз на это нельзя было смотреть… Потом я ещё ездила два раза в Крым на литературно-общественный фестиваль «Великое русское слово», когда была уже депутатом Госдумы, и после. Я была в Симферополе и в Севастополе на конференциях, которые устраивал известный крымский ученый и политик Владимир Павлович Казарин по юбилеям Ялтинской конференции, Крымской войны и обороны Севастополя (там и англичане присутствовали). Чтобы не «ворошить» отношения с Украиной, чтобы не возникал спор, чей Севастополь, в России вообще толком даже не праздновали юбилейную дату героической обороны Севастополя в Крымской войне! А ведь эту героическую эпопею отличало невиданное доселе всеобщее, от матроса до адмирала, осознание вселенской важности этой обороны. И предсмертные слова Корнилова: «Так отстаивайте же Севастополь!» уже вошли в историю, и забыть их невозможно.

Уже упоминалось — в 1992 году Ксения Мяло, Игорь Ростиславович Шафаревич, я, Астафьев и ещё несколько человек создали общественный комитет «Русский Севастополь» и устраивали большие конференции, собиравшие здесь, в Москве, по 500 человек. Я публиковалась в газете «Вечерний Севастополь», эта газета нашего Черноморского флота меня тогда чуть ли не в каждом номере печатала.

Меня в Севастополе уже заочно знали и командующий адмирал И.В. Касатонов, и флотские офицеры. Помню, в здании Верховного совета, где я участвовала в качестве эксперта в работе Комиссии по определению статуса города Севастополя, вошла в какую-то комнату, где они сидели, и им сказали, что это – Нарочницкая. Так они все встали и отдали мне честь. Надо сказать, что вообще флотские офицеры – это особая каста, в них по-прежнему особенно живёт рыцарская доблесть и дух офицеров Русской армии. Они держатся очень благородно, они даже галантны, всегда наглаженная форма (ни разу не видела никого в мятых брюках). Они стройные, красивые именно своей мужественной, а не гламурной статью. Они мужчины, они герои. Я очень подружилась с Игорем Владимировичем Касатоновым, и потом даже в своей книге о флоте он посвятил мне страничку.

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4

Новости 4 апреля 2014

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» от 27.01.2019

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!