ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Внутренняя солидарность нации

Я категорически не приемлю первое поколение революционеров-большевиков, свершивших, как они сами его называли, октябрьский переворот 1917 года. Но надо признать, что именно они были подходящим инструментом в развязанной либералами стихии: руководство партии состояло из образованных фанатиков. Пока теоретики сочиняли свои прожекты в женевских кафе, ведущие ее члены-практики прошли школу политической борьбы, в том числе в тюрьмах и ссылках,

Партия весь период своего существования вела постоянную пропаганду и организационную работу как внутри себя, так и в массах, проявляла в силу политического цинизма тактическую находчивость, готовность к постоянной смене и сбрасыванию «попутчиков» и лозунгов, гибкость в динамично меняющейся исторической ситуации. И там знали, что хочет народ услышать. Поэтому лозунги и декреты Октября 1917-го о земле и мире подкупили массы, уже возбужденные и оторвавшиеся от реальности. Дальше в любой революции разнузданные инстинкты нарастают, как волна. Поэтому даже жестокость и репрессии большевистской власти были восприняты «освобожденным» люмпеном как необходимое орудие свершения справедливости, так, как ее те самые люди и понимали.

А от фантасмагорической идеи мировой революции действительность заставила постепенно отказаться — тоже судьба любой революции. Ведь все пошло отнюдь не по канонам — пришлось срочно искать способ и выживания самой партии во власти, и выживания страны в прямом смысле слова. Поэтому по завершении Гражданской войны возник и абсолютно «контрреволюционный» нэп — чтобы с голоду не умереть! А потом к власти пришел еще больший «контрреволюционер», по мнению Л. Троцкого, Иосиф Сталин, который стал вдруг «не тех» расстреливать — устранять лишних догматиков и ругать Бухарина за его вполне каноническую брань в адрес «азиатчины и лени» русского народа. Чем не подтверждение слов Анатоля Франса о французской гильотине, рубившей головы самих придумавших ее якобинцев — и Дантона, и Робеспьера: «Революция, как Сатурн, пожирает своих детей»? К середине 1930-х гг. начали учитывать социокультурную реальность и консерватизм страны в целом, хотя параллельно уничтожали русский уклад кровавой коллективизацией. Сложилась жесткая и жестокая власть, которая не отказывалась от догматических установок, однако стала их применять порой избирательно.

Но главные изменения, конечно, произвел дух мая 1945-го — советский патриотизм, понятие «национальные интересы», восстановление, пусть с извращениями, российской истории и ее инкорпорация в советскую доктрину. Это была еще, конечно, Не-Россия, но уже и не та Анти-Россия, которую замышляли Ленин и Троцкий. Но мы сегодня благодаря духу мая 1945-го остались русскими.

— Когда советский социализм как порождение Октября 1917-го воплотился в полной мере? И почему он пал? 1991 год — это революция?

— Для меня революция 1917 года — это трагедия, но Советский Союз — данность. И я никогда не относилась к стране, в которой родилась и выросла, враждебно. Его разрушение я воспринимала как очередную трагедию исторического государства Российского.

Но сразу скажу: при настоящем социализме мы и не жили. Да, социальное расслоение в нашей стране долгое время действительно контролировалось жестко. Однако тотальная принудительная вовлеченность в политическую идеологическую систему государства и жизнь в условиях постоянного ограничения материальных, бытовых потребностей людей никак не являлись признаками зрелого социального государства. В итоге к концу СССР утверждение «самого передового» строя на Земле выродилось в откровенную талмудистику. В это уже никто по-настоящему не верил, и строй пал.

Но это отнюдь не отменяет выдающихся достижений исторической России в XX веке, когда она существовала как Советский Союз. И, забегая вперед, скажу, что именно на них должно было опираться при вхождении «в рынок».

Однако вспомним Александра Зиновьева с его крылатой фразой: «Целили в коммунизм — попали в Россию». Думаю, что «умные» целили в 1991 году сразу в историческую Россию, пытаясь ее разрушить, используя настроения недовольства накопившимися грехами «развитого социализма».

«Оранжевые» технологии «манипуляции сознанием» и отступничество элит сыграли в этом перевороте решающую роль. Ведь референдум по сохранению СССР в том же 1991 году однозначно продемонстрировал неприятие развала страны подавляющим большинством наших сограждан. И говорящая сейчас с вами, будучи еще никому не известным кандидатом наук и волею судеб приглашенная на специальную конференцию в Академию Генерального штаба буквально через три дня после Беловежских соглашений, имела отчаянную смелость бросить в лицо высшим офицерам слова о катастрофе, свершившейся с нашим государством: «В уплату за «тоталитаризм» мы выбросили отеческие гробы вовсе не советской, а трехсотлетней русской истории». Отвергать, условно говоря, надоевшие обкомы и желать развала исторической России в лице Советского Союза — это принципиально разные типы мировоззрения.

— По данным опроса, проведенного ВЦИОМ к столетию Октябрьской революции 1917 года, абсолютное большинство наших сограждан — 92% — являются приверженцами эволюционного пути развития страны и считают новую революцию недопустимой.

— На мой взгляд, эти 92% выражают мудрость народа, недоступную презирающим его вечную «неправильность» радикальным оппозиционерам. Нация не может жить постоянно в состоянии эйфории или борьбы, бывают и периоды затишья и созидания. Тем более в периоды кризиса надо двигаться осторожно.

К тому же большая часть оппозиции вполне системна и удовлетворена своим положением во власти, беспокоясь лишь о процентах на выборах. А так называемая несистемная оппозиция любого «цвета» чаще всего маргинальна и не имеет актуальной, соответствующей требованиям времени, программы. Так что нет у нас сегодня единой силы, которая вывела бы массы на улицы. И слава богу!

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3

Интервью 4 ноября 2017

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!