ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая: «Для них Родина была не там, где ниже налоги…»

— Наталия Алексеевна, и сегодня в России многие знают о знаменитом авиаполке, награжденном орденами Красного Знамени и Александра Невского, о героизме французских летчиков, которые сбили в боях на нашем фронте 273 немецких самолета. Из 96 пилотов «Нормандии-Неман» 42 погибли смертью храбрых. Был снят фильм, выходили книги и статьи. И вдруг в начале этого года мы узнаем, что музей полка во Франции, в городе Лез-Анделиз, — под угрозой закрытия…

— И меня очень взволновал репортаж «Вестей» о том, что музей погибает, да еще в год юбилея Великой Победы, причем из-за того, что не хватает 20 тысяч евро в год… Это, по французским масштабам, очень небольшая сумма. Я тут же созвонилась с нашим послом. Выяснилось, что дело обстоит не так драматично, как заострили наши журналисты. И, конечно, посольство этим занималось, Александр Константинович Орлов (на фото справа) туда ездил.

На самом деле музей из его помещений никто не выгоняет, но он расположен в провинции, где-то в 110 км от Парижа. Лез-Анделиз – это маленький городок, никто туда не ездит, никто туда не ходит. Музей держится на подвижниках, все основано на их энтузиазме. Главная проблема – то, что он тихо угасает сам по себе… Состарились те хранители, которые какими-то узами были связаны с самими летчиками, четверо из которых живы, но уже не могут приезжать.

Хранитель музея обратился с письмом к президенту Франции Саркози, который ему уже через две недели ответил. Предложили следующее решение: главную часть экспозиции, оформленную как единое целое, перенести в огромный государственный музей Ле Бурже, который посещает очень много людей. С оставшейся частью экспозиции вопрос еще решается, важно, чтобы это не были просто разрозненные экспонаты. Готов взять наш музей в Калужской области, в Козельске, где эскадрилья начала свой боевой путь, где есть небольшой музей. Калужане, конечно, очень интересовались, звонили.

О переносе в Ле Бурже уже подписано соглашение, но это произойдет не раньше, чем через полтора года.

Когда я после задержки из-за вулканической пыли над Европой, наконец, приехала во Францию, позвонила нашему послу, и мы решили, что съездим в музей еще раз. Созвонились с хранителями… Как же нас там встретили! Кто-то из них родственными узами связан с кем-то из летчиков, кто-то воевал во Французском Сопротивлении. Кому-то за 70, кому-то за 80. И вот они встретили нас, празднично одетые, в костюмах, галстуках, белых рубашках. Обнимали нас, целовали, рассказывали о музее, водили по залам, показывали экспозицию — личные вещи героев, шлемы, награды, документы. В рамках — наградные листы, письма, приказы, связанные с их формированием, регистрацией, снабжением полка. Есть обломок крыла сбитого немецкого самолета. Конечно, собраны подарки, которые приносили в музей побывавшие здесь наши ветеранские делегации. Огромные увеличенные фотографии быта авиаторов, удивительные благородные лица.

Сам музей — это небольшое здание, скромный особнячок, на фасаде написано — музей Нормандии-Неман… Два этажа, узенькая лестница ведет на третий, старые обои, вытертый коврик, все очень скромно, но в этой камерности какая-то особенно щемящая душу живая память.

На территории музея – газончик, на котором установлены макеты самолетов.

— А вам что больше запомнилось?

— Огромное количество архивных документов. Вот это действительно история! Особенно рвет душу подвиг капитана Мориса де Сейна, который погиб 15 июля 1944-го. В падающем обреченном самолете он получил приказ прыгать, но остался в кабине, поскольку в хвостовом отсеке самолета находился его механик Владимир Белозуб, у которого не было парашюта… Летчик и механик погибли вместе, как братья по оружию… Эта история вошла в фильм о «Нормандии — Неман», помню те кадры.

В экспозиции много материалов о Герое Советского Союза Марселе Лефевре. Он погиб в 1944-м… Кстати, я часто хожу на могилу французских летчиков в Москве – мой отец и две бабушки похоронены на том же Введенском кладбище в Лефортово.

Французские летчики рисковали и жизнями своих семей, потому что страна была оккупирована фашистской Германией. Нам рассказали и такой эпизод: летчик «Нормандии-Неман» погиб в бою над территорией, занятой фашистскими войсками, по его документам вычислили его семью и всю ее интернировали…

И главное, что сохранилось в музее, — дух той эпохи. С этими людьми нет никакой «дилеммы Россия и Европа». Мы были как родные братья и сестры, помню, как у Алена Фажеса (на фото), главного хранителя, увлажнились глаза.

Я подарила им свою книгу на французском языке «Что осталось от нашей Победы», книги «Партитура Второй мировой, Кто и когда начал войну?» и «Ялта-45. Начертания нового мира» на русском. Мы оставили записи в книге…

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2

Интервью 1 мая 2010

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая о встрече Владимира Путина и Дональда Трампа

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!