ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Интервью с Натальей Нарочницкой польской газете

Агнешка Пивар (Agnieszka Piwar), Матеуш Пискорский (Mateusz Piskorski)

Интервью с Натальей Нарочницкой, президентом Фонда исторической перспективы польской газете.

Наталья Нарочницкая: Я считаю важными их все, но, будучи консерватором, придаю особое значение двум. Во-первых, упоминанию о Боге, которое впервые появилось в нашем основном законе. Возможно, это не прямая отсылка, однако, о нем говорится в том духе, в каком понимание сверхъестественной сущности передали нам Пушкин и Достоевский. У нас в последнее время были сильны влияния воинствующих атеистов, особенно активных в либеральных кругах. Сейчас разворачивается конфликт между правым и постмодернистским мышлением. Правые — это семья, передаваемые из поколения в поколение ценности, поэтому упоминание о Боге в конституции для меня очень важно. Также большое значение для меня имеет определение семьи как союза мужчины и женщины. В Европе есть сейчас тенденция разрешать извращенцам разных мастей, тем, кто отклоняется от нормы, вступать в формальные отношения.

 

— Но способны ли сами статьи конституции менять общественную реальность?

 

— Разумеется, в конституцию можно вписать что угодно, но наше государство будет таким, какими будем мы сами, какие ценности мы будем исповедовать. Единство Европы, включающей Россию (хотя у нас православная страна), строится именно на основополагающих ценностях. Если отказаться от отсылок к ценностям, останутся лишь технократические элементы. Мы, бывшие граждане СССР, осознаем, что чисто материалистический подход оборачивается неизбежным поражением и катастрофой. Можно, конечно, добиться каких-то временных эффектов, но позднее окажется, что исчез глубокий смысл, недостает исторического проекта.

 

— Между тем в Европе определенная часть консервативных правых кругов, как кажется, считает оплотом традиционных ценностей США, особенно под руководством президента Трампа. Вы прожили в этой стране несколько лет. Что вы думаете о таком мнении?

 

— Полагаю, некоторые европейские консерваторы могут ориентироваться на США, но только в политическом плане. Это проистекает из мистической убежденности некоторых людей в том, что Соединенные Штаты гарантируют безопасность от якобы существующей российской угрозы. Что происходит за океаном на самом деле, мы все видим. Американское самосознание переживает крах. Я жила там семь с половиной лет, в 1980-х. Обычные американские семьи из провинции действительно остаются довольно консервативными несмотря на воздействие постмодернистской пропаганды. Продолжает существовать протестантская культура, в воскресенье люди ходят в церковь. При этом огромную роль играют материальные вопросы. Еще Макс Вебер писал, что протестантизм выступает фундаментом американского капитализма. В Америке, однако, сложно обнаружить носителей действительно европейской культуры. Сейчас в целом можно говорить о том, что в США сложилась предреволюционная ситуация, напрашиваются аналогии с 1916 годом. Нас многое разделяет, но эти аналогии можно провести, отталкиваясь от опирающихся на Новый Завет православной и католической культуры.

Каждый раз, когда мы отворачивались от Бога, все оборачивалось кризисом. Вспомним Фауста Гете, который погрузился в скептицизм и утратил интерес к различению добра и зла. Среди героев Достоевского есть Иван Карамазов, который тоже отдалился от Бога, не понимая, как тот может допускать страдания детей или невинных людей. Итог был плачевен. Я не вижу, в принципе, никакого разделения на Западную и Восточную Европу. С одной стороны, я когда-то занималась переводами Фридриха Шиллера, с другой — воспитывалась на произведениях Пушкина, Достоевского, Толстого. Только совместными усилиями, вместе мы сможем воплотить христианские идеи в земной жизни.

 

— Вы увязываете это убеждение с правой политической позицией?

 

— Понятия «левые» и «правые» стали сейчас не такими однозначными, какими они были до Второй мировой войны. Когда-то левые ассоциировались с интернационализмом, общественной справедливостью, а правые — со свободным рынком и предпринимательством. Сейчас эти различия стерлись. Либерализм свернул в сторону либертарианства, предполагающего полную автономию человека от других людей, религиозных, ценностных, философских систем. Я называю эту доктрину «политическим гомосексуализмом», в действительности она не помогает защищать права меньшинств, а провозглашает равенство всех ориентаций, в том числе тех, которые лежат за пределами нормы. Мы, консерваторы, против этого протестуем. Мы не можем согласиться на то, чтобы и норма, и отклонения считались равноправными. Я помню, как на одном семинаре во Франции я подверглась за такое утверждение яростной атаке. Студенты хотели знать, на каком основании я считаю нечто нормой. Я ответила, что для меня норма то, что гарантирует выживание человечества. Ведь если мы все станем гомосексуалистами, человечество исчезнет с лица Земли.

 

— Вы говорили об этом в стране, у которой есть свои проблемы с так называемой политкорректностью в том числе в контексте других тем, например, мигрантов.

 

— Эти процессы могут привести осажденную варварами Европу, как некогда ослабленный гедонизмом древний Рим, к краху. Его захватили варвары, которым не были нужны акведуки, водопроводы и прочие удобства, потому что они размножались даже в самых суровых условиях. Говорят, что у нас в России многие вещи нельзя обсуждать. Но, как вы видите, в этих вопросах свободы слова у нас гораздо больше.

 

— Насколько в такой ситуации Россия может стать точкой опоры, ориентиром для консерваторов, людей, придерживающихся традиционных ценностей?

 

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4

Интервью. Новости 3 августа 2020

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Конференция в Ялте 13-14 февраля 2020г.. Интервью с Наталией Нарочницкой

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!