ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Юбилей в старой Европе
("La Vanguardia", Испания)

Война не была выиграна в Нормандии солдатом Райаном, но один опасный подлец настаивает на его победе.

Многие считают, что это Джон Уэйн (John Wayne — главный голливудский киногерой времен второй мировой войны, исполнявший роли солдат в картинах тех лет, прим. пер.) и солдат Райан (Ryan) спасли Европу от фашизма, что это Англоамерика чуть ли не в одиночку освободила старый континент и что высадка в Нормандии стала переломным моментом в ходе войны. Но это было не так.

Ни исход войны, ни победа над фашизмом не были решены там. Главными героями той войны были отнюдь не Джон Уэйн и не солдат Райан, а люди, носившие славянские фамилии и погибшие за страну, которая сегодня уже не существует. И истинно переломными моментами той войны стали битвы за Москву, Ленинград (Петербург), Сталинград (Волгоград) и Курск.

На восточном фронте Третий Рейх понес следующие потери: 10 миллионов солдат и офицеров — убитых, раненых, пропавших без вести, 48000 единиц бронетехники, 167000 артиллерийских установок. Были уничтожены 607 дивизий. Эти потери составили 75% общих потерь нацистской Германии в годы второй мировой войны.

В военном аспекте различия оказываются вопиющими. В Нормандии союзники потеряли 10000 человек, из них 4300 — британцев и канадцев и 6000 американцев. В происходивших на восточном фронте сражениях потери исчислялись сотнями тысяч. В битве за Москву приняли участие 3 миллиона солдат и 2000 танков. СССР бросил на защиту столицы половину своей армии, Германия — треть. Для сравнения можно сказать, что в битве при Аль-Аламейне — еще одном решающем сражении на другом фронте — немцы располагали силами в 60000 — 70000 солдат.

Несравнимы и страдания, перенесенные людьми. В геополитике Гитлера не предполагалось существование в Европе ’русского’ государства, а в используемой нацистами расовой шкале славяне стояли на одной из самых низких ступеней. На востоке война велась не на жизнь, а насмерть, чем очень отличалась от сражений на западном фронте. Города и поселения полностью уничтожались, зачастую вместе с их жителями. В той войне погибли каждый четвертый житель Белоруссии и каждый третий житель Ленинграда, Пскова и Смоленска.

Англо-американское вмешательство в военные действия на континенте не начиналось до тех пор, пока в 1943 году не стало ясно, что Советскому Союзу удалось остановить наступление и поражение Германии неизбежно. При иной позиции Британии и Америки можно было бы избежать гибели многих людей. Но был ли бы открыт ’второй фронт’, если бы у Гитлера хорошо пошли дела на востоке?

С момента подписания в июле 1941 года советско-британского соглашения о совместных действиях против Германии Сталин постоянно просил об открытии в Европе ’второго фронта’ — то есть о высадке войск союзников, которая смогла бы облегчить давление на Советский Союз. Ответ последовал совсем нескоро.

Зима 1941 года, когда немцы стояли у самых ворот Москвы, стала одним из самых критичных моментов. В том году СССР понес утраты, составившие половину всех военных потерь за годы войны: 9 миллионов человек убитыми, ранеными и попавшими в плен (две трети из 27,6 миллионов советских людей, погибших в годы войны, были гражданскими лицами). В тот период Советский Союз получил лишь 2% от помощи, предоставленной ему союзниками по коалиции за все время войны.

Многочисленные рассекреченные документы из советских архивов полны свидетельств о том, что союзники были вовсе не уверены в необходимости поторопиться. Почему бы ни дать двум зверюгам загрызть друг друга?

Если смотреть с позиций Москвы, становится ясно, что англо-американцы высаживались в наиболее отдаленных местах, тех, которые практически не могли ослабить давление на Советский Союз. Сначала на севере Африки (в ноябре 1942 года), затем в Сицилии (июль 1943 года), впоследствии еще дважды в континентальной Италии (в сентябре 1943 года и январе 1944 года), и лишь менее чем за год до окончания войны (в июне 1944 года) — в Нормандии.

К тому моменту советские войска уже почти 6 месяцев как добрались до линии довоенной польской границы. Демократиям следовало поторопиться, если они хотели занять какую-нибудь позицию в Европе и не допустить, чтобы ’русские’ опять дошли до Парижа, как это случалось в прошлом.

С самых первых моментов в антифашистском союзе между Советским Союзом и Западом ощущалось крайнее недоверие друг к другу. Мотивы подобных отношений были многочисленны и разнообразны. Так, например, западная сторона полагала, что заключенный в 1939 году пакт Молотова-Риббентропа со всей очевидностью демонстрировал общие черты нацизма и сталинизма. О позоре демократии, о позиции этих стран в отношении фашизма в преддверии войны и об имперской близости с Гитлером и Муссолини (Mussolini) практически не говорится. Возможно, по причине очевидной актуальности.

Перед самым началом второй мировой войны те демократические политики Европы и Америки, что позднее ’спасут Европу’, находились в идиллических отношениях с Гитлером и Муссолини. Соединенные Штаты поддерживали итальянского диктатора с момента его прихода к власти в 1922 году. Его произвол вызывал понимание, потому как препятствовал продвижению угрозы большевизма. В тридцатые годы инвестиции Америки в экономику Италии и фашистской Германии вовсе не снижались, а, напротив, увеличивались.

’Преградив дорогу коммунизму, Гитлер оказал неоценимую услугу не только Германии, но и всей Западной Европе. . . , а потому вполне оправданно видеть в Германии стену, сдерживающую наступление большевизма на Запад’, — говорил в 1938 году британский министр иностранных дел лорд Галифакс (Halifax).

На основании подобной ’своевременности’ Лондон и Берлин могли прийти к ’взаимопониманию’. Галифакс готов был отдать Германии все, что она потребует — ’Данциг, Австрию, Чехословакию’

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3

В архиве 6 июня 2004

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!