ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Власть — людям силы
("The Economist", Великобритания)

. Как говорит Рустам Арифджанов, только что выпустивший в свет новое издание, рассчитанное на представителей национальных меньшинств, ’свобода слова есть до тех пор, пока она не представляет опасности для власти. В России как раз столько свободы слова, сколько ей нужно’.

Но кто решает, сколько ей нужно? В сосуществовании с олигархами господина Путина больше устраивает единоличная власть над прессой, чем наличие четких правил игры. Он явно не доверяет тем, кто владеет средствами массовой информации, и, даже если сейчас он как-то терпит свободу прессы, никто не знает, надолго ли это.

— На средства массовой информации он смотрит как на инструмент, — говорит Алексей Венедиктов, главный редактор жестко независимой радиостанции ’Эхо Москвы’, который часто обсуждает в эфире президента Путина и его приближенных, — в 2000-м году он встретился со всеми главными редакторами и сказал: ’Вы должны мне помочь. Эти реформы трудны и непопулярны. . . После этого можете делать все что хотите, но сейчас вы работаете на благо России.’ Я сказал ему: ’Наша работа — не помогать или не помогать, а информировать!’ Но он ответил, что этого недостаточно.

По мнению господина Венедиктова, у его станции, контрольным пакетом акций которой владеет государственная компания ’Газпром’ (но с ’Газпромом’ у него есть договор, гарантирующий ему независимость), все будет хорошо до тех пор, пока дела в стране будут идти нормально, и Путин будет популярен в народе. Говорят, что один из министров возмутился: ’А где еще мне слушать новости?’. Однако, если ’медовый месяц’ закончится и ’Эхо Москвы’ превратится в эхо общественного недовольства, у станции могут возникнуть проблемы.

У прессы нет своего настоящего лобби, поэтому она очень уязвима к юридическим поползновениям. Одной из них стал закон, проект которого был разработан до захвата заложников на Дубровке, а после него просто проскочил сквозь Думу, об ограничении освещения ’чрезвычайных ситуаций’. Такие законы есть в большинстве свободных стран, но в России у властей совершенно особое понимание того, что можно квалифицировать как чрезвычайную ситуацию. Затем в прошлом году был принят закон, запрещающий средствам массовой информации публиковать материалы о кандидатах на выборные должности. Он был вскоре отменен Конституционным судом, но к тому времени, по словам Алексея Венедиктова, под прикрытием этого закона были начаты расследования в отношении 17 изданий и каналов.

Уязвимость прессы также заключается в том, что в России невелик рынок рекламы. Поэтому доминирующее положение компании ’Видео Интернэшнл’ и дает ей влияние, которое некоторые телекомпании ощутили на собственной финансовой ситуации. Обычным явлением стали заказные статьи (как сказал нам один менеджер рекламного агентства, заказная статья на всю полосу в одной из ведущих московских ежедневных газет стоит 20 тысяч долларов).

В регионах дела обстоят еще хуже: многие издания стоят на балансе бизнесменов, которые терпят связанные с ними убытки, но имеют возможность полностью использовать их по своему усмотрению. Однако если то, что напечатано в газете, не понравилось губернатору, он может наслать на магазины ее владельца волну налоговых проверок или задать ей трепку в региональной прессе, на которую до сих пор приходится большая часть изданий, распространяемых в регионах. Некоторые журналисты, расследовавшие дела о коррупции, были убиты, но за это до сих пор никто не был наказан.

В промышленно развитой Самарской области на берегах Волги, по словам главного редактора бизнес-журнала ’Дело’ Андрея Гаврюшенко, зарегистрировано более 500 различных средств массовой информации. Однако даже здесь, в наиболее процветающем — после Москвы и Санкт-Петербурга — регионе России, компания, владеющая ’Делом’ и еще несколькими родственными изданиями, всего лишь одна из трех издательских фирм, которыми, в свою очередь, не владеют другие. ’Все наши ’независимые’ СМИ в России очень даже зависимы’, — улыбается он.

Сейчас больше всего журналистов волнует новый закон о прессе, по которому со времени захвата заложников на Дубровке в журналистике работает ’отраслевой комитет’, состоящий в основном из владельцев средств массовой информации. Господин Венедиктов, один из его членов, говорит, что этот закон определяет ответственность прессы перед владельцами, но ничего не говорит о ее ответственности перед обществом, и это еще один способ превратить ее ’просто в инструмент’.

Принятие плохих законов, или хороших законов с плохими статьями, или хороших законов, которые можно плохо применить на практике — все это увеличивает риск, которому подвергается система Путина. Намерения могут быть какими угодно благими, но каковы результаты? Ответ на этот вопрос и будет главным ключом к выполнению его главного проекта — улучшения жизни российского народа.

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3

В архиве 22 мая 2004

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» от 27.01.2019

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!