ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Вишисты на Тигрисе
Сюзан Уоткинс,
New Left Review, №28, июль/август 2004 года, США.

. Ердоган, хозяин встречи, не только предложил турецкие войска для Ирака, но и поспешил принять участие в инициативе Вашингтона по Большому Ближнему Востоку, от которой даже Мубарак отказался. Иран, когда американцы окружили священные города в сердце шиитской территории, помог успокоить клериков на Юге. В Пакистане, Мушарраф бомбит своих вазири подданых по указкам США.

В политическом плане, иракское сопротивление было разнородным и раздроблённым, оно не имело установленной партийной сети, которая была критической для большинства предыдущих антиоккупационных движений. Оно включает в себя нассеритов, бывших баасистов, нерелигиозных либералов и социальных демократов, разношерстных сетей, сгруппированных вокруг мечетей, и отщепенцев коллаборационистских коммунистической и Дава (Dawa) партий Ирака. Американские обозреватели комментровали социальный охват оппозиции, которая питается почти что из каждого класса и городского, и сельского: “Их ряды включают в себя студентов, интеллектуалов, бывших солдат, молодёжь из племён, фермеров и исламистов.”[10] Идеологически, национализм и исламизм (“ради Бога и Ирака”) имеют большую привлекательность, но элементы антиимпериализма третьего мира и панарабизма присутствуют тоже. Нам придётся подождать, чтобы увидеть смогут ли эти группы учредить какое-нибудь подобие Национального Освободительного Фронта для того, чтобы объединить религиозные и нерелигиозные группы вокруг центральной необходимости выдворения иностранных войск.

Субъективные ресурсы

Иракские маки, хоть они и изолированы внешне и несинхронизированы внутренне, тем не менее располагаюь рядом отчётливых ресурсов. Во-первых, сильные связи в обществе: устойчивые клановые и семейные связи, городские кварталы, сохраняющие некоторую целостность, мечети, предоставляющие безопасное место для встречи, что трудно было себе представить в оккупированной Европе. Арабские писатели указали на присущие этим формам слабости: щепетильность, соперничество на местах, отсутствие координации, предательство и оппортунизм бесчисленных демагогов, некоторые добавки из уголовной среды – хотя в этой изменчивой, громогласной и высокомобилизованной среде, лидеры также могут быть вынуждены занять более решительную позицию для того, чтобы сохранить своих сторонников.[11]

Во-вторых, значительное количество оружия, имеющееся в распоряжении сопротивления. Американские оценки – три миллиона тонн бомб и пуль, АК47С, реактивных устройств и миномётных стволов, плюс артиллерийские снаряды, испльзуемые в качестве придорожных бомб – могут быть завышены. Но, в отличие от предыдущих анти-оккупационных движений, страдающих от недостатка оружия, наиболее вероятно то, что иракские партизаны имеют достаточно взрывчатки, чтобы изводить оккупантов годами. Эти боеприпасы противоударны, и их необходимо тщательно разбирать, по очереди; попытка взорвать кипу боеприпасов просто приводит к его разбросу в неразорванном виде. США имеют только несколько сотен инженеров в Ираке, способных осуществить эту задачу.[12]

В-третьих, естественное непринятие любым народом иностранной оккупации усилилось поразительным ухудшением социальных условий после англо-американского вторжения. На большей части сельской местности, долгосрочный аграрный кризис – распространение солончаков, отказ насосов, обмеление каналов – ухудшается, в то время, как растёт импорт аграрных продуктов. Растущая безработица в сельском хозяйстве привела к разбуханию нищенских кварталов Басры и Багдада. В большинстве городов вне северной зоны, малые бизнесы пострадали от комбинации дешёвых иностранных продуктов и дезинтеграции закона и порядка. Большой части сократившегося индустриального сектора Ирака периода 70-х годов, уже имеющего перекос в сторону производства оружия во время войны между Ираком и Ираном, а впоследствии ставшего целью для бомбьёжек странами Запада в 1990-е годы, предстоит не приватизация, а закрытие, что выставит на улицу когда-то обладавшую квалификацией рабочую силу. Две трети существующей до вторжения рабочей силы, теперь может оказаться без работы. А в отношении будущего, рекламная литература, представляющая страну в качестве регионального торгового центра – гигантского Дубая, занимающегося фрахтовыми операциями для Большого Ближнего Востока[13] – предлагает иракцам более чем отдалённую перспективу интеграции в глобальную экономику в качестве перевозчиков багажа и кладовщиков. За каждодневными военными коммюнике скрывается углубляющийся социальный кризис, а явственное присутствие оккупационных сил служит удобной мишенью для выражения недовольства.

В-четвёртых, сопротивление может питаться живой исторической памятью о битвах, которые в конце-концов привели к победе над последним имперским оккупантом. Современный иракский народ- это результат творения в борьбе против британского колониализма, после того, как Лондон отхватил Месопотамию от Стамбула в 1917 году. Восстание, охватившее всю страну летом 1920 года (мелкие племенные шейхи и сейиды вдоль Евфрата объединились с бывшими оттоманскими чиновниками в Багдаде и сильно пострадавшими купцами из Мосула), заставило Лондон отказаться от модели прямого управления, как в Дели. Решением этой проблемы для Лондона, стало, по определению впоследствии Государственным секретарём по колониям, “правление без управления”[14], заключавшееся в установлении монархии, выживание которой зависило-бы от британского оружия и мандата Лиги Наций, одобряющего “все необходимые меры”. Высокий Комиссар Британии оставался наивысшей властью на этой земле, и, когда срок мандата истёк, то Англо-Иракский Договор гарантировал Британии контроль над внешней политикой Ирака, морскими портами, железной дорогой, воздушными базами и, во время войны, службой безопасности

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5 6 7

В архиве 16 ноября 2004

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Конференция в Ялте 13-14 февраля 2020г.. Интервью с Наталией Нарочницкой

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!