ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Центральная Азия и Кавказ: новое поле боя («The Washington Quarterly», США)

Во-первых, кампания против «ЮКОСа» успешно разрушила доверие инвесторов к России. С учетом кране низкой популярности российских олигархов, а также возрастающей жесткости авторитарной внутренней политики Путина, многим стало казаться, что дело «ЮКОСа» — всего лишь прелюдия к более широкому наступлению властей, цель которого — уничтожение политической оппозиции и укрепление власти Кремля над основными секторами экономики России. И инвесторы проголосовали деньгами: если в первой половине 2003 года чистый приток капитала составил 4,6 миллиарда долларов, то в первой половине 2004-го он сменился оттоком, выражавшимся цифрой в 5 миллиардов долларов [15].

Во-вторых, дело «ЮКОСа» наконец раскрыло нам глаза на то, что Москва не так уж рвется к экономической интеграции с Западом. Процесс по делу компании совпал по времени с подачей корпорациями ChevronTexaco и ExxonMobil серьезных заявок на покупку крупных ее активов — 25 и 50 процентов, соответственно. Это может означать лишь одно: Кремль начал дело «ЮКОСа» специально, если не исключительно, затем, чтобы не допустить расширения западного плацдарма в российском топливно-энергетическом комплексе. Последующие заявления российских официальных лиц о существенном усилении государственного контроля над топливно-энергетическими ресурсами страны лишний раз подтверждает такие выводы.

В то же время, российским властям пришлось осознать, что и их энергетический потенциал имеет свои пределы, так как в последние годы финансирование геологоразведочных работ и инфраструктурных проектов было существенно сокращено. Министр экономического развития и торговли России Герман Греф заявил, что добыча нефти в России сейчас остается примерно на одном и том же уровне, а на ближайшие четыре года или даже больше уровень ее роста составит менее пяти процентов в год [16]. В глазах же президента России, который в своем обращении к Федеральному Собранию в 2004 году сделал главной задачей достижение двузначных цифр роста валового внутреннего продукта страны к концу десятилетия, эта реальность — всего лишь еще одна причина и далее пополнять дефицит посредством усиления государственного контроля над землями, богатыми полезными ископаемыми.

Возвращение Российской Империи

Еще одной основой обновленной политики Москвы на постсоветском пространстве стала идея о России как об империи. Эта концепция живет в российской политической мысли уже не одно столетие, и окончание ’холодной войны’ ничего не изменило в российском историческом экспансионизме. Напротив, сразу же после распада Советского Союза появились призывы к восстановлению ’Большой России’, причем исходили они не только от политических деятелей вроде основателя геополитического движения ’Евразия’ Александра Дугина, но и от таких известных личностей, как лауреат Нобелевской премии Александр Солженицын. При Путине же эти призывы, похоже, начинают претворяться в жизнь.

Внутри страны препятствий восстановлению имперских амбиций России практически нет благодаря усилению исполнительной власти. Ряд проведенных Путиным законодательных и административных мер позволили ему практически монополизировать политическую власть и инициативу. В результате парламентских выборов, прошедших в декабре 2003 года, практически исчезли последние факторы, ограничивавшие деятельность исполнительной власти. На выборах с большим отрывом от соперников победила прокремлевская партия ’Единая Россия’ — ей досталась примерно половина из 447 мест в Думе, нижней палате российского парламента. В результате представители этой партии заняли руководящие поты во всех комитетах Думы, занимающихся международными делами и вопросами обороны, превратив российский законодательный орган в простой проводник политики Кремля.

В то же время, назначив своих людей на ключевые посты в правительстве и периодически проводя ’чистки’ в государственных органах, Путин смог создать внутри кремлевской бюрократии некую субкультуру бывших офицеров КГБ. Эти так называемые ’силовики’ сегодня занимают более 60 процентов наиболее ответственных постов в российском правительстве и составляют серьезный блок политической поддержки политики, провозглашаемой президентом [17]. Все эти факторы вместе и дали Путину практически неограниченные возможности для того, чтобы претворять в жизнь свои неоимпериалистические идеи.

Механизм, посредством которого это может быть сделано, представлен, например, в проекте военной концепции, опубликованном министерством обороны России в октябре 2003 года [18]. В так называемой ’доктрине Иванова’, названной так по имени ее главного автора министра обороны Сергея Иванова, российские стратегические приоритеты и модели применения вооруженных сил претерпевают радикальную переоценку. В списке основных военных угроз безопасности России в документе фигурируют ’расширение военных блоков и союзов в ущерб военной безопасности Российской Федерации или ее союзников’, а также ’ввод иностранных войск (без согласования с Российской Федерацией и без санкции Совета Безопасности ООН) на территорию государств, непосредственно граничащих с Российской Федерацией и дружественно настроенных по отношению к ней’. За обеими этими формулировками видится плохо скрываемый намек на последние стратегические шаги Вашингтона.

В ответ на эти угрозы в доктрине говорится о возможности упреждающего использования вооруженных сил не только для борьбы с военными угрозами, но также для обеспечения доступа в регионы, где сосредоточены жизненно важные или финансовые интересы. Это практически готовый проект модели сохранения российского влияния на постсоветском пространстве после 11 сентября. Модель эта очень нравится Кремлю и пользуется в его стенах полной поддержкой.

В других областях Москва также, не тратя времени даром, переводит свои принципы в плоскость практической политики.

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5 6

В архиве 25 марта 2005

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» от 27.01.2019

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!