ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Старый коммунист лучше новых двух

Левая идеология обладает значительно большим потенциалом, нежели этого хотелось бы Кремлю, и эксперименты с ним, как показала история Глазьева, весьма опасны.

Исключенный из КПРФ и вышедший из фракции «кремлевский крот» Геннадий Семигин собирается формировать межфракционную группу. И дело, конечно, не в том, что это за группа, поскольку единственная ее задача в том, чтобы поддерживать статус никому ненужного Семигина. Важнее, что изменяется роль коммунистов в политической системе.

Это изменение происходит почти исключительно за счет радикально изменившего контекста. КПРФ как партия голодного социализма с рефреном «предотвратить окончательное разрушение» потеряла актуальность, поскольку, как показали парламентские выборы, в качестве левой альтернативы успешно проявился сформировавшийся «сытый» патриотический национал-социализм.

Исключенный Семигин долгое время был важным действующим лицом в идеологической драме «КПРФ и социал-демократия». Его вместе с Селезневым в течение последнего года наряжали социал-демократами для борьбы на левом фланге с ортодоксальными коммунистами-зюгановцами. Собранный из лояльных функционеров «социал-демократический» кулак Селезнева – Семигина должен был изображать необходимое направление модернизации коммунистов. А череда внутрипартийных конфликтов с его участием поддерживала мнение об упадке КПРФ. Правда, Семигин был не только «розовым социал-демократом», одновременно его присутствие подпитывало пропаганду олигархической природы КПРФ, которая была одним из центров антикоммунистической кампании.

Но социал-демократический раскол в КПРФ провалился, и от него остались совсем уж локальные предприятия, как, например, прошедший в субботу съезд партии Селезнева. Придуманная конструкция по вписыванию агрессивных коммунистов в сложившуюся политическую систему по модели «европейской социал-демократии» никакого успеха не имела и в очередной раз продемонстрировала свою электоральную бесперспективность. Для реального укоренения этой модели, видимо, не хватало того, что называлось историческими условиями. Очевидно, что общественного запроса на нее не было. Либеральные политики это обстоятельство, в частности, объясняли тем, что революции 1917 и 1991 годов избавили нас от необходимости борьбы с ползучим социалистическим переворотом, с которым сталкивается не пережившая революции Европа. И поэтому социал-демократическая эволюция, к примеру, польской компартии не может служить ориентиром в нашем случае.

Гораздо более сильный ущерб коммунистам нанесли, как известно, Глазьев с Рогозиным. Их патриотический социализм продемонстрировал существенные мобилизационные возможности и составил реальную альтернативу традиционным коммунистам, но и не только им. Во время выборов стремительный прогресс глазьевцев испугал и авторов проекта «Родина». Ведомая Глазьевым «Родина», если судить по динамике роста, набирала не менее 15% голосов, отбирала часть электората у «Единой России» и превращалась во вторую по значимости силу в парламенте. В какой-то момент на появление Глазьева на телеэкране был наложен прямой запрет Кремля, и только так удалось сдержать рост его популярности. Перед президентскими выборами выяснилось, что Глазьев – фигура неподконтрольная и будет представлять реальную опасность для системы централизованного распределения политического влияния. Поспешное увольнение Глазьева из кремлевского проекта лишь подтверждает, что его возможности оцениваются очень серьезно.

В этих условиях уже не Глазьев раскалывает КПРФ и обирает у нее голоса и места в Думе, а сами коммунисты становятся некоторым барьером роста популярности Глазьева.
В последнее время активность антикоммунистической пропаганды уменьшилась. И это дает им шанс отчасти восстановить свои позиции. С другой стороны, проект «красного олигарха» по формированию межфракционной депутатской группы в Думе, наряду с рогозинской «Родиной», способен лишить коммунистов монополии на оппозиционность. Однако в целом можно сказать, что попытки организованной модернизации коммунистов со стороны Кремля пока терпят крах. Левая идеология обладает значительно большим общественным и электоральным потенциалом, нежели этого хотелось бы Кремлю, а потому и эксперименты с этим потенциалом оказываются, как показала история Глазьева, весьма опасны.
Для современного партийного набора добрые старые коммунисты Зюганова хороши тем, что пределы их политической мобилизации отлично прогнозируются и заведомо ограниченны.

В архиве 25 мая 2004

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая о встрече Владимира Путина и Дональда Трампа

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!