ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Правда ли, что "шестидесятники" развалили Советский Союз?

. Но почему-то у нас все время – вот смотрите, Перестройка и диссиденты сделали единственным символом ужаса именно Сталина. И я вот задалась себе вопросом как историк – почему так щадят всегда Ленина, а на Западе просто о Троцком говорят как о романтике каком-то…

Б.САРНОВ: Да нет, это неправда. Всегда начинали с революционных времен, и ГУЛАГ начался с 18-го года.

Н.НАРОЧНИЦКАЯ: Но все-таки в значительной мере получается так, что при равенстве по репрессиям, Сталина ненавидят именно за создание в советской форме новой формы великодержавия, именно за то, что он возродил ненавистную империю, вы понимаете…

А.ПОДРАБИНЕК: Не за это, нет.

Н.НАРОЧНИЦКАЯ: А несмотря на это… и западная интеллигенция — Сартр… ведь революцию приветствовал весь цвет, ведущие литературные знаменитости того времени – Роллан, Сартр, прочие.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Говорят, большие деньги на это отсыпали, чтобы они приветствовали.

Н.НАРОЧНИЦКАЯ: Роллан отказался осудить вот этот ленинский террор…

А.ПОДРАБИНЕК: Так многие осудили. Не все приветствовали.

Н.НАРОЧНИЦКАЯ: Очень интересную тему Бенедикт Михайлович поднял – все-таки интеллигент, мыслитель, литератор – интересно дискутировать и спорить, это не просто какой-то… я благодарна за такого собеседника, кстати.

Но вот понимаете, уже в 50-е гг., после всех этих приветствий, вот эти самые Сартр и прочие — согласились осудить сталинский террор, который был направлен в значительной мере уже на тех, кто саму революцию совершал. То есть, они согласны были осудить только террор против самих октябрьских Дантонов и Робеспьеров, но не Октябрьский террор против коренных русских сословий, против Русской Православной Церкви, и так далее. Хрущев действительно провозгласил чисто материальную цель, которая уже отходила даже от цели «пламенных большевиков», которые хотели что-то такое величайшее построить. Потому что он провозгласил бюргерские идеалы: «догнать и перегнать Америку» – помните: «Держите коровы из штата Айова», и мы видим, как западный дух перекочевал, немедленно притупившись, в Россию, которая вдруг провозгласила бюргерские идеалы, задумала догонять Америку, американский образ жизни с его капроновым чулками, «Мерседесами» и прочим. Горбачев, правда, тоже наш автопром хотел сделать законодателем. Так вот весь левый дух переметнулся опять в революционную западную интеллигенцию, она проводит левый бескровный бунт, либеральный на сей раз, но это вторая сторона революционного процесса. И ведущие интеллектуалы – Режи Дебре — уходя в джунгли делать новые бескомпромиссные революции, потому что дух Великой Октябрьской революции выродился. И всей вот этой западной интеллигенции, которая очень любила наших диссидентов, именно очень импонировало, что они борются именно с государством, а не с марксизмом и революционным проектом, который уничтожил ту Россию — вот о чем я говорю. Это разные парадигмы — то, о чем говорил Бенедикт Михайлович абсолютно справедливо, и поэтому мы все хотели перемен, мы хотели этого рынка. Но когда нам наследники тех диссидентов пролепетали великий исторический проект для России, который выходил из железного занавеса на рынок «Пепси-колы», то простите – ни нация, никто, ни Россия, ни другие, не могут жить без целеполагания за пределами земной жизни — это чисто за пределами хлеба насущного, и рынок, «Пепси-кола» это всего лишь инструмент для достижения целей.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я не слышала, откровенно говоря. От вашего сегодняшнего оппонента слов «рынок» и «Пепси-кола», но должна вам сказать…

Н.НАРОЧНИЦКАЯ: Нет, я и никогда не читала из-под пера Бенедикта Михайловича таких…

Б.САРНОВ: Нет, рынок – пожалуйста, но «Пепси-колы» не было.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так вот я вам должна сказать, что мне кажется, что те люди, которые в 1968 г., примерно представляя себе, что им за это будет, пошли на Красную площадь и потом получили судебную психиатрию и прочие милые прелести режима — в общем, заплатили за свою возможность заблуждаться. Возможно, я рассуждаю с позиции меньшинства.

А.ПОДРАБИНЕК: Во-первых, я должен сказать, что совершенно не имеет значения, что говорила и как поддерживала диссидентов западная интеллигенция. Во-первых, она разная. Были люди, которые приветствовали диссидентов, были люди, которые осуждали. Среди западной интеллигенции были люди, которые приветствовали сталинские процессы 1937 г., а были люди, которые осуждали. А были люди, которые купились, а потом раскаялись — как Леон Фейхтвангер. А был Андре Жид, который осудил сталинские процессы — люди были разные. И не в них дело.

Н.НАРОЧНИЦКАЯ: Сталинские они все осуждали. Я говорила о ленинских.

А.ПОДРАБИНЕК: Были люди, которые сразу же осуждали и Октябрьский переворот – все люди разные. И это совершенно не аргумент, что сказал Сартр о России или о диссидентах.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Одну секунду. Дело в том, что если вспомним перестроечные выплески, то вернулись изначально к осуждению сталинизма, и потом робко-робко пошли ростки – я помню, чуть ли не в «Известиях» было…

А.ПОДРАБИНЕК: Нателла, это была инерция 20-го съезда. Потому что на XX съезде самым страшным годом в советской истории объявили 1937 г.

Н.НАРОЧНИЦКАЯ: Это полуправда, которая хуже лжи.

А.ПОДРАБИНЕК: А почему – потому что в 1937 г. посадили тех коммунистов. Которые прежде сажали других. Это была часть сталинской элиты, которая попала в лагеря. И XX съезд объявил, что 1937 г. был самым жертвенным в нашей истории. Ни жертвы коллективизации, ни жертвы Соловков, ни жертвы массовых расстрелов послереволюционных — а вот сконцентрировалось на 1937 годе.

Н.НАРОЧНИЦКАЯ: Вот в этом-то и коварство, потому что эта полуправда, которая опаснее лжи, она до сих пор позволяет обходить стороной главное преступление революции – коммунистов, большевиков — это распятие исторической России, уничтожение коренных сословий и всей красоты и правды русской жизни.

А.ПОДРАБИНЕК: Я вообще не очень понимаю

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5 6 7 8

В архиве 27 февраля 2006

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Конференция в Ялте 13-14 февраля 2020г.. Интервью с Наталией Нарочницкой

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!