ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Правда ли, что "шестидесятники" развалили Советский Союз?

. Империя рухнула, советская империя рухнула, прежде всего потому, что сталинский социализм оказался не только неконкурентоспособным, а вообще нежизнеспособным. Понимаете, когда о социализме говорили в 19 веке люди, скептически настроенные по отношению к этой идее, враги социализма, скажем так, скептики – ну, Гейне, Достоевский, Алексей Константинович Толстой – кто угодно – они думали, что при социализме будет унылая жизнь, не будет искусства, красоты, не будет любви и нежности, цветов, ветки черемухи, но уж накормить-то накормят, вот ради сытости все это и затевается — говорили они. Так вот весь ужас в том, что накормить не смогли. Вы понимаете, что произошло? Произошло то, что проклятый капитализм, гнилой, этот разглашающийся капитализм, предоставил своим простым труженикам, простым людям гораздо больше социальной защиты, чем советская власть предоставила своим трудящимся – я уже не говорю о рабстве: колхозном рабстве, лагерном рабстве. Я говорю даже о тех, кому повезло – о рабочих, интеллигентах, о жителях городов, столиц.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть, главный тезис не состоялся.

Б.САРНОВ: Это было прозябание. И чем дальше, тем становилось все хуже и хуже: вынуждены были покупать зерно, вы вспомните, как смеялись в итальянских газетах, когда приехал Шаляпин петь в Ла-Скала, в миланской опере, и они писали, что привозить в Италию певцов это все равно, что в Россию ввозить пшеницу. Это казалось нонсенсом, вздором. И вот стали ввозить пшеницу, и становилось, как у Войновича сказано, в его замечательном «Чонкине» – дела в колхозе шли неплохо, можно даже сказать, хорошо, но с каждым годом все хуже и хуже. Вот дела шли все хуже и хуже, и вот уже…

Вы говорите о партийной элите – я не склонен преувеличивать их интеллект, вот этих людей, допустим… ну, я не знаю, молодых этих вот новых людей, которые возглавили СССР, скажем, Михаил Сергеевич Горбачев, Александр Николаевич Яковлев, Шеварднадзе какой-нибудь там – они были, конечно, другой генерации и другого интеллекта, чем шамкающий Брежнев. Но я не склонен преувеличивать. Но просто они почувствовали, что что-то надо делать, надо спасать как-то, они хотели предотвратить этот крах, и дело совсем было не в том, что они были западники, а кто-то был славянофилом. Это, простите меня, все система фраз. А реальность такова, что страну постиг, прежде всего, экономический крах. Прежде всего, это было очевидно настолько – я уже говорю в данном случае не как литератор, не как публицист, не как политически мыслящий человек, а просто как человек, который прожил в этой стране 79 лет, из них 70 я уже что-то такое соображал, понимал и помню — мне было 9 лет, и я помню, как на моей детской ладошке писали чернильным карандашом эти очереди, карточки, говорили – наша страна отсталая, она преодолевает вековую дремучую отсталость России. Говорили, что у нас были войны — Гражданская, потом Отечественная, разруха – все говорили. Но господь Бог словно нарочно решил поставить эксперимент, и предоставил нам такую возможность, посмотреть — вот одна страна, Германия, один и тот же народ – трудолюбивый, дисциплинированный. И вот социалистическая половина, и вот капиталистическая половина. Я в одном разговоре с Эренбургом ругал Хрущева. Ну, я его и хвалил за что-то, но говорил – ну, болван, ну, эта стена — это же глупость какая-то. И Эренбург сказал – ну слушайте, он же не мог этого не сделать – они же все просто уехали бы. Вы понимаете, что каждый мог приехать в Берлин, сесть в метро, и спокойно уехать на запад. И в конце-концов уехали бы все. Вот чем закончился этот эксперимент. А вы мне говорите какая-то партийная элита, какие-то «шестидесятники»…

Н.НАРОЧНИЦКАЯ: Я с вами соглашусь, что если мы переведем сейчас спор на совершенно другую тему, а фактически вы перевели…

Б.САРНОВ: Так мы же говорим о причинах.

Н.НАРОЧНИЦКАЯ: Если мы говорим о том, является ли эффективной коммунистическая идея с точки зрения развития экономики и так далее, то я с вами соглашусь, что стагнирующий Советский Союз действительно был не в состоянии свои же провозглашенные материальные гарантии наполнить уровнем, соответствующим уровню индустриального общества, скажем, конца 20 века. А Запад, та же Европа, прежде всего, шла все время по пути, наоборот, наполнения этих гарантий, даже при условии формального неравенства людей.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А что делать?

Н.НАРОЧНИЦКАЯ: Мы говорим немножко о другом. Мы говорим о борьбе идей, и о том, что было под их флагом. Вот мой отец был братом «врага народа», и его брат единственный сгинул в 1937 г., значит, уже при Сталине. И когда сменил режим фактически, умер Сталин, потом был вот этот самый 20-й съезд, который является сегодняшним информационным поводом, он вздохнул. Потому что я помню, как раз незадолго до смерти Сталина ему пришла очередная повестка с просьбой рассказать еще раз о брате. И он сидел в коммуналке на Арбате, опустив голову – мама рассказывала, я, 5-летняя играла, а он говорил — Боже мой, я загубил девочку, мне нельзя было заводить семью. Девочка — это моя мама, которая на 14 лет его моложе была, такая очень красивая, стройная. И все это кончилось. И он переживал очень. Но он мне всегда говорил — ленинские времена (а он 1907 г. рождения, он видел все, он учился в Киевском университете, Грушевского еще застал, ректора, который проповедовал идею, что Туранская московщина украла киевскую историю, Софийские ризы и византийское наследие) он видел, и он говорил — самое страшное время было ленинское, а не сталинское. Репрессии были такие же, только тогда, говорит, мы каждый день в Чернигове — в начале 20-х — слышали, как тройка ездила, забирала гимназисток, инженеров, учителей и ни в чем неповинных людей в соответствии с теорией Петра Стучки, и расстреливала. Он так горько шутил: Сталин и Вышинский возвратили такие архаичные понятия, как понятие вины и меры наказания. Потому что в 1917 г. было другое совсем

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5 6 7 8

В архиве 27 февраля 2006

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Конференция в Ялте 13-14 февраля 2020г.. Интервью с Наталией Нарочницкой

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!