ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Политики вне политики
Наталья НАРОЧНИЦКАЯ: “Я росла в башне из слоновой кости…”

— Наталья Алексеевна, у вас такая прекрасная стрижка, не секрет, где наводили эту красоту?

— Не секрет. Это я вернулась к своему давнему-давнему мастеру Виктору Красикову. Он творил чудеса, когда еще и в помине не было всяких модных сегодня парикмахеров, визажистов, стилистов и проч.

А вообще в далеком детстве я была ужасно рыжеволосая, и меня задразнивали; нельзя было пройти мимо стайки мальчишек, чтобы не услышать вслед: “Рыжая корова, бородавка на носу, жрет чужую колбасу”. Меня это сильно травмировало: я прибегала домой, плакала и просила маму перекрасить мне волосы. Она, гладя меня по голове, начинала читать сказки братьев Гримм, у которых принцессы, как правило, были златокудрые и ожидали своих принцев. Я успокаивалась.

Гулять же меня выводили, как и других детей из культурных семей, на Гоголевский бульвар, где в течение пяти часов мы общались с гувернанткой исключительно на немецком языке. На нем я и обучалась читать, уже в семь лет декламировала Гейне. Зато, когда я выходила во двор, где бегали дворничихины дети, тут-то мне и доставалось сполна за все изысканное воспитание…

— Это называется “прочувствовать всю классовую ненависть на собственной шкуре”…

— Да. То была она, безусловно. На самом деле, все, конечно, условно. Хотя, общество тогда еще не унифицировалось, и очень отличался образованный слой от необразованного.

Вскоре наша семья переехала на Ленинградский проспект, и я пошла в немецкую спецшколу, где, кстати, меня не дразнили. У нас был чудесный класс: мы дружили, вместе ходили в походы, и, помню, через год или два после окончания школы все пришли провожать в армию одного нашего мальчика — Сашу Морозенко. Потом, через несколько лет, мы дружно явились на свадьбу к обожаемому нами классному руководителю. Какое-то время мы еще вместе встречали новогодние праздники. Не со студенческой компанией, а со школьной! Представляете?! Я очень благодарна своей спецшколе № 3, что на Чапаевском переулке…

Знаете, мы, например, в седьмом классе самостоятельно делали переводы Шиллера и Гете, а в десятом ставили “Трехгрошовую оперу” Брехта, полностью! На эту постановку приглашались даже люди из посольства. Вот так.

— Извините, я уточню: вы, где учились, в советской стране?..

— Более того, у нас до седьмого класса девочки должны были молча приветствовать учителей реверансом (показывает как), а мальчики шаркать ножкой. В учебном плане до восьмого класса стояли хореографические часы — нас обучали танцевать полонез, вальс, менуэт (напевая, делает па).

— Скажите, пожалуйста, Наталья Алексеевна, а как вы потом со всем этим багажом адаптировались к социалистическим условиям жизни?

— Некий шок, вы знаете, у меня был в МГИМО, когда я туда поступила. (Да, я школу закончила с золотой медалью. И институт с красным дипломом. Это правда.). Поступая в столь престижный вуз, я думала, что придется напрячь все мои достоинства и знания, чтобы там “быть на уровне”, а оказалось, мягко говоря, что там очень много студентов вовсе не читавших того, что знала я, а ребята далеко не виконты де Бражелоны, которых я ожидала встретить…

— Тем не менее, встретили же принца на белом коне?

— Да. И встретила там, в МГИМО. Хоть через много лет наши пути и разошлись, я благодарна Богу за все! У меня вырос сын. Алексею сейчас уже 26 лет. И нынче он, атташе Великого консульства в Эдинбурге, ужасно обижается на меня за то, что я до сих пор ни разу не приехала к нему в гости

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4

В архиве 28 июня 2004

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая о встрече Владимира Путина и Дональда Трампа

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!