ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Почему американские СМИ — как либеральные, так и консервативные — настроены одинаково антироссийски? ("Johnson’s Russia List", США)

— что, мол, вспоминать древнюю историю — напомню: еще целое столетие после 1776 г. американцы воспринимали Британию как врага (а кое-кто и сегодня так считает!), и частичное примирение между двумя странами произошло лишь в 1890х гг. Франклин Рузвельт крайне враждебно относился к Британской империи, даже когда ее метрополия — ’малая’ Англия — была союзником США в смертельной борьбе в годы второй мировой войны; такую же позицию занял и Эйзенхауэр в ходе Суэцкого кризиса.

Навязчивое стремление американцев подорвать позиции Британской империи, одновременно считая саму Англию одним из важнейших союзников, во-первых, тревожно напоминает нынешнюю позицию США: ’наполовину дружественное’ отношение к самой России в сочетании с враждебностью к любым ее действиям, если кто-то наклеит на них ярлык ’российского империализма’; и, во-вторых, говорит о том, что помнить о крупных конфликтах в истории вашей родины — дело вполне естественное, а пережитые в прошлом травмы всегда в какой-то степени остаются в ’настоящем’. Для такой страны как Россия это просто неизбежно: сегодня у нее та же территория и те же соседи.

Оказавшись в 1991 г. в геополитической ситуации, чем-то напоминающей Смутное время, россияне просто не могли пройти мимо этой исторической аналогии. В единственной реальной альтернативе — интеграции в международные оборонительные союзы, обеспечивающие гарантии безопасности, например НАТО — ей было отказано (в то время как ее соседи были приняты в состав этой организации с явным нарушением критериев членства в альянсе и пренебрежением к российским интересам — во многом это произошло именно так, как описывает Миланович); а значит, им оставалось только рассматривать собственную безопасность в рамках традиционных историко-географических понятий.

Сегодня национальная историческая память подпитывает опасения россиян относительно усиления польского влияния на Украине, и революция в этой стране рассматривается как очередная попытка ’оттеснить’ Россию, а в конце концов и добиться распада Российской Федерации (кстати, об этой цели упоминали и некоторые украинские националисты в адресованных мне электронных посланиях, когда они поняли, что моя поддержка ’оранжевой революции’ отнюдь не означает поддержки идеи ’отомстить’ России).

На мой взгляд, эти опасения россиян необоснованы, но прежде чем от них отмахнуться, следует учесть, что боятся они не Польши или украинских националистов как таковых, а их влияния на сегодняшнюю сверхдержаву — Америку. Они указывают на большое количество людей восточноевропейского происхождения в наших неправительственных и полугосударственных организациях, специализирующихся на поддержке демократии, которые определяют, кого на постсоветском пространстве можно считать ’демократом’, причем одним из критериев этого порой становится русофобия. Не стоит забывать и о г-не Бжезинском, чьи предложения, направленные в будущее, отличаются глубиной, а часто и благородством, но, как только речь заходит о настоящем, неизбежно сводятся к тому, что России следует постоянно идти на геополитические и даже территориальные уступки.

Как справедливо отмечает г-н Миланович, если судить о позиции Америки по ее СМИ, неизбежно возникает впечатление, будто американцы действительно считают, что Россия вообще не имеет права на собственные интересы и их защиту. Неудивительно, что россияне делают из высказываний наших СМИ, казалось бы, вполне логичный вывод — что давление Запада не прекратиться, пока Россия не распадется или не подвергнется расчленению. Россиянам такой вывод представляется абсолютно естественным — даже если наши журналисты сами не осознают, какими постулатами они руководствуются в своих аргументах и не допускают и мысли о том, что их дальнейшим развитием может стать идея о необходимости распада России. Можем ли мы быть уверены, что наши СМИ совершенно искренно считают себя невиновными? И имеем ли мы право просить их почаще думать о том, что их позиция порой подтверждает худшие опасения россиян?

’(6) Аналитики и ’ученые мужи’ знают, как все обстоит на самом деле, но подыгрывают предрассудкам масс, настроенных антироссийски (в связи с чем напрашивается вопрос: а почему они настроены антироссийски?)’

Нет. На самом деле все выглядит с точностью до наоборот: простые люди не считают Россию врагом. Так считает часть элиты — вопреки мнению общественности. Это ее представители полагают, что понимают ситуацию лучше, чем общественность, которую обманом заставили поверить, будто Россия изменилась: эта тема постоянно возникает еще со времен ’бунта’ элитарной группы Буша-Скаукрофта-Иглбергера против Рейгана: по их мнению, тот наивно верил Горбачеву.

Начиная с 1991 г., опросы регулярно показывают, что, когда американцев просят назвать главного врага Америки, Россию называют только 1-2%. Около 50% обычно дипломатически корректно отвечают, что у нас нет национального врага. Значительное число называет террористов, исламских экстремистов или Китай. Небольшая часть называет другие страны, например, Германию, Японию, Францию или Великобританию. Россия же находится далеко в низу списка. Массового чувства враждебности по отношению к России нет. В отличие от российской публики, 25% которой в таких же опросах называет Америку главным врагом России в мире. И лишь незначительный процент называет Чечню, исламских экстремистов, террористов, Китай или кого-то еще.

’или играть на предпочтениях американской администрации. . .’

Еще раз нет. Однако важную роль играет прямо противоположный механизм: традиционно враждебные отношения между СМИ и администрацией США. Нападая на Россию, СМИ организуют патриотически окрашенное нападение на правительство за его не антироссийскую позицию

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5

В архиве 26 января 2005

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Конференция в Ялте 13-14 февраля 2020г.. Интервью с Наталией Нарочницкой

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!