ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая: Россия нежизнеспособна без ценностей

’Наталия
Наталия Нарочницкая. Кадр телеканала «Россия»
3 октября Патриарх Всея Руси Алексий II совершит в Донском монастыре обряд перезахоронения генерала Деникина и философа Ивана Ильина — оба завещали похоронить себя в России. Это происходит по инициативе Российского Фонда культуры. В гостях у программы «Вести. Подробности» – доктор исторических наук, заместитель председателя Комитета по международным делам Госдумы Наталия Алексеевна Нарочницкая.

— Наталия Алексеевна, в чем духовная суть этого события?

— Духовная суть, наверное, в том, что русские люди прекращают стоять друг против друга и кричать: «Распни его, распни его!» И в таком состоянии — расколотости и неспособности найти согласие ни по одному вопросу своего прошлого, настоящего и будущего — весь остальной мир так и будет пожинать плоды нашего национального безверия, предательства и какой-то бесплодности.

— Означает ли это, что генерал Деникин и философ Ильин, к которым в последние десятилетия было, мягко говоря, противоречивое отношение, сейчас уже в официальном пантеоне российских героев?

— Иван Ильин и ранее перезахороненный на этом же Донском кладбище Иван Шмелев были теми мыслителями, которые даже в середине безбожного и атеистического даже на Западе ХХ века пропускали исторический процесс и российские катастрофы через призму православного сознания. Именно поэтому этим фигурам не давали занять достойное место. Сейчас это исправляется, потому что нация пытается под пепелищем исторических пожаров нащупать тот духовный фундамент, который в свое время дал русскому народу смысл его исторической жизни и провел его через чрезвычайные испытания, сохранив духовный стержень, необходимый для выживания даже в период монгольского нашествия, когда были полная раздробленность и материальное истощение. Поэтому сегодня, может быть, заканчивается период смуты и неспособности выработать подлинную повестку дня для России, подлинный исторический процесс, проект с целями, ценностями, а не только с материальными ресурсами.

— Иван Ильин был приверженцем монархии. В какой степени сегодня востребованы его монархические идеи?

— При оценке православного самодержавия не надо забывать, что это идея религиозная, а не просто государственная. Это идея власти как служения. И для того, чтобы православное самодержавие могло существовать, нужно одно маленькое, казалось бы, условие — единство христианского идеала у монарха и народа. В современном плюралистическом обществе, которым так гордятся нынешние либералы, где нет единого духовного, исторического или философского идеала, наверное, православное самодержавие пока может быть той наградой, которую еще надо заслужить.

— Вы с таким нажимом произносите слово «пока». Это действительно пока?

— Я сказала, что это надо еще заслужить.

— Антон Деникин. В какой степени этот лидер белого движения может быть примером для сегодняшнего русского офицерства?

— О, Антон Деникин для меня великая фигура. Знаете почему? Человек, который стоял на острие битвы. Его руки так же, как и руки тех, против кого он сражался, по локоть в крови. Но вдруг, когда наступает Великая Отечественная война, он стал принадлежать к таким людям, как Рахманинов. Кстати, вот кого еще надо будет перезахоронить, конечно, если на то воля Божья. Для таких людей Россия в любом обличье оставалась родиной, и для них сохранить ее для будущих поколений было важнее, чем при жизни увидеть крах ненавистного режима. Он отказался благословить власовцев — вот подлинное национальное самосознание, подлинная способность ощущать жгучим образом свою принадлежность не только к сегодняшнему дню своего Отечества и государства — оно может быть очень греховным и несовершенным — но и ко всей многовековой истории этого государства и его будущему. Для русского офицерства, которому иногда приходится сражаться, когда ему в спину глумятся профессиональные гуманисты всех мастей, это очень важно. Вспомним первую чеченскую кампанию. Такого глумления над армией невозможно представить себе ни в одной стране с нормальным и здоровым национальным духом. Они же воевали за территориальную целостность и неделимость Отечества, как бы плохо ни была организована эта кампания. Так вот, конечно, Антон Деникин, безусловно, может быть примером. Для него беда случилась с Отечеством, а не с государством, когда напал враг. Ему даже приписывают фразу: «Если бы мне могли дать должность генерала в Красной Армии, я бы немцам показал». От него ждали благословения власовцев. А для власовцев, наоборот, лучше бы не было никакой России, чем Россия большевистская. Так кто же был прав? Вот сейчас у нас уже не большевистская Россия.

— В Донском монастыре создается мемориал национального примирения. Кто еще, кроме Рахманинова, которого вы уже назвали, мог бы быть там перезахоронен?

— Трудно сказать. Во-первых, конечно, всегда в таких вопросах нужно тщательно узнавать, какова была воля усопшего. Почему фигура Рахманинова для меня тоже такая светлая? По признанию его американских друзей, он умер от ностальгии. Когда началась война, он не мог это пережить. Он давал концерты до умопомрачения по всем Соединенным Штатам. Он был прекрасным исполнителем, даже порезал себе специально руку, чтобы брать намного больше октавы. Я, кстати, его произведения никогда не могла играть — у меня очень маленькая рука — хотя хорошо играла на фортепиано. Для него, как и для Деникина, было ясно, что сейчас идет сражение за жизнь народа, за его сохранение в мировой истории, а не за то, как устроено государство. Он умер, не дождавшись даже исхода Курской битвы. Поэтому для меня — я была на его могиле, это приблизительно в 100 милях от Нью-Йорка

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2

В архиве 29 сентября 2005

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая о встрече Владимира Путина и Дональда Трампа

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!