ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая: "Не бойтесь, что мы русские!"

Когда заходит разговор о вере в Бога, многие избегают откровений и говорят: это слишком интимная тема, чтобы обсуждать ее публично, ведь территория веры — душа, а общество — за ее границами. Но вот Наталия Алексеевна Нарочницкая, доктор исторических наук, депутат Госдумы РФ, считает, что проблема веры жизненно важна и для общества в целом. Кто мы? Для чего живем? И что с нами будет дальше? Не только отдельного человека, но и всего народа касаются эти вопросы. С них и началась наша беседа.

— Так где же, Наталия Алексеевна, по-вашему, место веры — в душе человеческой или в остальной жизни тоже?

— Вера — совершенно другое измерение всей жизни, а не какой-то ее части. Это внутренняя сила и свобода от того, что происходит вокруг тебя. И первооснова гражданской, политической свободы. Ведь прежде, чем реализовать свободы внешние, нужно обладать свободой внутренней. И верующий человек, конечно, не разделяет себя в Церкви и себя в жизни. Это атеисты хотели бы нас загнать в некий клуб по интересам, подобно клубу филателистов или автомобилистов. Таково отношение и к Церкви. Ее постоянно ограничивают. И мы слышим при этом злобные окрики, что Церковь у нас отделена от государства. Да, отделена. Но что это означает? Лишь то, что Церковь напрямую не вмешивается, например, в финансирование отраслей, или — в назначение министров. Но не может же Церковь перестать быть Церковью и отделиться от общества! Она тогда просто не будет выполнять свою непосредственную задачу связи человека с Богом и миссию по утверждению истины. Поэтому глас религиозной совести, конечно, должен звучать во всех областях жизни. И это совершенно не противоречит конституционному отделению Церкви от государства. Так же, как преподавание основ православной культуры совершенно не противоречит законодательству. Наоборот — преступно отрывать своих граждан от той религиозно-философской картины мира, которая двигала всеми предыдущими поколениями русских людей. Ведь без этого нет будущего у России.

— Почему?

— А что сделало вообще русский народ нацией, способной на создание государства? Именно религиозно-философское осмысление жизни — личной, национальной, государственной — как дара Божиего. Дара отличать добро и зло, грех и добродетель, красоту и уродство. Смешно думать, что бывает вообще такая культура, которая не основана изначально на религиозной и философской основе. И великая европейская культура обязана своим взлетом отнюдь не прометеевскому духу Просвещения, как некоторые думают, а, наоборот, пламенному утверждению Христовой истины. Первое тысячелетие христианства выковало тот дух, те великие табу, которые рождают великую культуру. Потому что свобода не может быть абсолютной. Все, что не имеет границ — не имеет философского определения. А смешение добра и зла, греха и добродетели приводит к энтропии. Христианский треугольник — добро, соблазны зла, свобода воли при умении распознавать грань между добром и злом — вот откуда возникла вся христианская культура. И русская культура, безусловно, часть этой великой культуры с четкими представлениями о добре и зле, нравственном долге человека, его поиске.

В русской сказке Иван, крестьянский сын, когда делал нравственный выбор, говорил: «Двум смертям не бывать, а одной не миновать». А, скажем, герой Шиллера, вынимая шпагу, восклицал: «Честь дороже жизни». Выбор-то абсолютно одинаковый. Конечно, есть народная культура, есть — высокая, но нравственное, философское содержание абсолютно едино. Потому что это все равно была одна культура.

— Была?

— Сейчас нет единства именно потому, что исчезает тот нравственный императив. Нынешняя деградация культуры, ее импотенция, особенно в западном мире, наступает как раз из-за отсутствия нравственного целеполагания в жизни. А оно рождается изначально только из веры. Из представлений о мироздании. О том, что есть — человек. В чем его смысл жизни. Что есть — тварный мир. Что есть — Творец. По-разному отвечая на эти вопросы, разные цивилизации и создали разные культуры.

— И основу цивилизации, ее лицо, выходит, тоже определяет вера?

— Конечно. В первую очередь. А вовсе не наличие, например, демократии, как это иногда утверждают. Ведь демократические постулаты, которые тоже не надо недооценивать, внесены во все конституции мира, но это же не делает нас одной цивилизацией с Индией, скажем, или с Японией, с какой-нибудь страной пантеистической или исламской религии.

Даже философия права зиждется изначально на интуитивном отождествлении греха и преступления. Прежде чем определять меру наказания, необходимо считать поступок плохим, что внутренне само собой разумеется. А что есть грех? Откуда мы это знаем?

— Значит ли это, что и взаимоотношения человека с государством у нас таковы, потому что такова вера?

— Как правило, верующие люди с философским терпением относятся к сиюминутным катаклизмам, потому что ими больше движет служение неким вечным идеалам. И они не отождествляют государство — институт греховный и несовершенный — с отечеством, с землей, которая воспринимается как дар Божий. Как писал ефесянам апостол Павел: «Преклоняю колена мои пред Отцем Господа Нашего Иисуса Христа, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле». Это отечество на разных европейских языках звучит как «ланд» — земля. Так вот, человек ощущает свою жгучую сопричастность не только и не столько к сегодняшнему дню жизни своего государства — ему может не нравиться этот день — а ко всей многовековой истории и к его будущему. И в этом ощущении, мне кажется, тоже есть одно из земных зримых проявлений бессмертия души. Человеку мало просто так прожить свою жизнь. Ему надо оправдать ее в своих глазах. Ведь даже те, кто не верит в Суд Божий, атеисты, очень небезразличны к оценке своих деяний

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3

В архиве 21 июня 2007

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!