Наталия Нарочницкая: "Наша надежда — это наше родовое гнездо, центральная Россия, Калуга"  |  НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая: "Наша надежда — это наше родовое гнездо, центральная Россия, Калуга"

Храм на Аксёновской площади г. Обнинска
Храм на Аксёновской площади г. Обнинска

Нарочницкая Н.А. Ваше Высокопреосвященство, Ваше Высокопревосходительство, достопочтенные отцы, владыка, братья и сестры, дорогие соотечественники!

Когда едешь по шоссе до города Обнинска, понимаешь, что наша надежда — это центральная Россия. Ибо Москва, этот Вавилон, уже не может быть средоточием русской жизни. Там половина названий модных вещей, заведений, занятий уже непонятны русскому человеку, там русский профессор на трамвае добирается до дешевых рынков, а приезжий зеленщик скупает недвижимость. Ну, впрочем, не будем очень строги, это удел любых столиц в период глобализации, ведь, например, чтобы познакомиться с истинно английской жизнью, нужно обязательно уехать из Лондона.

Но нам не надо ехать далеко. Наша надежда — это наше родовое гнездо, это центральная Россия — Калуга, Брянск, эти города, эти угодья. Здесь чарующая красота русской природы не отделена от научного технологического и технического потенциала. И вот это вместе и дает нам залог того, что мы можем создать на этой земле русский модернизационный проект, которым мы, как современное государство, могли бы участвовать как современное государство, как современная нация в глобализации. Главное не попасть при этом под глобальное управление, потому что мы сохраняем свой стержень, свой корень, свою душу, свои духовные и нравственные ценности. И именно это и дает нации и стране право на историческую инициативу. И тогда не будет ультимативного контекста со стороны Запада.

Образовательная сфера всегда была питомником идеалов человека, кузницей его мировоззрения. И поэтому абсурдны любые попытки отделить духовно-нравственное религиозное воспитание от преподавания знаний, ибо циничный технократ способен нанести своей стране, обществу и ближнему немало вреда, что можно сказать и о невежественном патриоте. Нам надо соединить нашу душу со знаниями.

Все выступавшие приводили примеры из общения в Америке. Я тоже проработала 8 лет в Секретариате ООН в Нью-Йорке. Должна сказать, несмотря на зашоренность советского образования, особенно в гуманитарной сфере, любой наш троечник был корифеем эрудиции среди всех моих коллег, которые даже Афганистан при опросе искали на южных границах Соединенных Штатов в Западном полушарии. (Аплодисменты.)

Поэтому честь и хвала русскому учителю, который пронес сквозь все системы, все режимы веру и любовь именно к Отечеству, ибо государство меняется. Оно всегда греховно и несовершенно, потому что это создание рук человеческих, а Отечество вечно, как вечна калужская земля. «Преклоняю колена свои перед Отцем Господам нашего Иисуса Христа, от которого именуется всякое отечество на Небе и на Земле», — вот эти слова есть для нас наше духовное задание.

А раз жива и непоколебима вера, которая в свое время дала смысл исторической и личной жизни русскому человеку, сделала из разрозненных племен нацию, то есть и единый преемственно живущий организм с общими целями и ценностями, с общими представлениями о добре и зле, с общими историческими переживаниями. Поэтому отрадно видеть, как соединенные усилия церкви и государства здесь дают свои плоды.

Мы видим молодые лица, лица современных людей, которые осваивают современные профессии. Но при этом они не смогут понять русскую историю, если их мировоззренческая рама, их побуждения, их представления о грехе и добродетели, о должном и праведном не будут совпадать с теми представлениями, которые двигали и Александром Невским, и Дмитрием Донским, и даже Петром 1, в устах которого, хоть славянофилы его и не очень любят, прозвучало то, что не могло прозвучать из уст абсолютного монарха того времени на Западе. Ведь перед Полтавой, обращаясь к своему войску, он говорил: воюем за веру православную, а о Петре даже не думайте, Петру ничего не нужно, была бы только Россия сильна.

Можете представить себе подобные слова в устах Людовика XIV, заявившего: «Государство — это я?» Нет.

А как поучения Кирилла Белозерского отличаются от близкого по времени поучения Макиавелли в книге «Государь»? Там народ описывается как толпа, не связанная с государем ничем. И он говорит, что надо её только заставить бояться, потому что люди не благодарны. Недаром возник термин «макиавеллизм», то есть — склонность к циничному, рациональному достижению своих целей в общении с людьми. А Кирилла Белозерский же поучает «не увлекаться суетным высокомерием». У него власть предстаёт как служение, и чем выше вознесён человек промыслом, будь то самодержец, помазанник Божий, будь то просто человек, облечённый властью, тем больше с него спросится, тем больше он должен стремиться соответствовать идеалу. Если язычники говорили: «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку», то мы, православные, скорее скажем наоборот: «Что дозволено быку, не дозволено Юпитеру».

Перечислю те сферы, о которых мы столько читаем в газетах и в которых без православного религиозно-христианского осмысления невозможно достичь тех результатов. Это единство национального мировоззрения и общественного сознания; это межнациональные отношения, понятия нации и национального. Нам всё время тычут в лицо, что нельзя говорить «русский», а надо говорить «российский». И говорят: «Видите, какие у нас межнациональные бывают конфликты, поэтому для многонациональной страны лучше безнациональный, безрелигиозный стержень».

Да если бы народы, которые добровольно стремились в Россию, не знали, что это русское православное царство, а какое-то общечеловеческое безрелигиозное государство, то все те народы, наверное, в ужасе отшатнулись бы от такой идеи, как от шайтанового изобретения

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3

В архиве 8 октября 2007

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая о встрече Владимира Путина и Дональда Трампа

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!