ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая: "Мы намерены изучить практику отношений к правам любого человека"

. Но там будет, конечно, постоянно мой заместитель, плюс обязательно на месте принятых парочка сотрудников – это здесь обязательно нужно соединить. Это уже такое, я бы сказала, вы знаете, соединение двух обществ. Поэтому готовить мероприятия – сейчас же есть связь, интернет, и прочее. Если нужно, я тут же вылетаю – слава Богу, это Париж, это три тридцать, и всё, ты уже там. Я уже, собственно, приступила – я уже там была, я вот на той неделе вернулась, я провела там ряд переговоров, бесед, и с французами, и с теми, кто пока нам дает консультации в отношении конторы, помещения, помещение уже посмотрела. Можно сейчас дать команду сделать ремонт – для этого надо хоть немножко денег наконец на счет получить – там побелить потолок, провести кабели для интернета, там прекрасное можно устроить помещение. Потом подыскать уже квартиру, где бы я там жила. Поэтому я буду и там, и здесь. Я буду все время соединять все, что я наработала, здесь и там, и надеюсь, что мне здесь будет возможность тоже продолжить такую вот общественную работу в этой сфере, в разных качествах. И тогда это будет наиболее плодотворно, это будет просто живое взаимодействие двух гражданских обществ. И думаю, что только так и нужно. Не для того я туда еду, чтобы вести себя, скажем, так же бестактно, забавно и крикливо, как некоторые из их организаций. Они ведь только вызывают раздражение у одних граждан, какой-то нездоровый интерес у других – перебарщивают во всем. У нас действительно много грехов и несовершенств, я не собираюсь это отрицать, они нас самих раздражают, и так далее. Но мы тоже имеем право на свою самостоятельность, и нас обвиняют во многих мнимых грехах и несовершенствах. Давайте учиться друг у друга. Но и на солнце есть пятна, понимаете? Когда наши депутаты были наблюдателями на выборах в Америке – они же оттуда приехали, они хохотали и, говорят, не верили сами. Можно встать в очередь на избирательный участок без документов, и поскольку американцы невежественны, объявить себя Джузеппе Верди, Леонардо да Винчи – ну, Шекспир, может быть, все-таки знают. Тебя запишут, ты проголосуешь, пойдешь на другой участок. Но все равно, это же не дает нам право сказать, что выборы в Америке полностью недемократичны.

Р.А.: И то, что система выборщиков нас тоже не устраивает.

Н.Н.: То, что они архаичны и не во всем могут послужить эталоном – но во-первых, это выборы не прямые. Все-таки одним из главных признаков – прямые, один человек – один голос.

Р.А.: Когда я сказал – не устраивают, я имел в виду, не устраивают как эталон демократии. Так-то американцы пусть сами разбираются.

Н.Н.: Да, конечно. Просто это говорит о том, что у всех есть – кто-то вырвался вперед в одном, кто-то в другом, кто-то так пошел уже – знаете, вот змея, бывает, сама кусает себя за хвост – они настолько гипертрофированно какие-то вещи нажимали, что они уже бросают вызов самим демократическим… Вот третье поколение прав человека, гуманитарные права, вот эта личность вне границ, и прочее – она ведь сейчас уже иногда бросает даже вызов той свободе совести, слова – первому поколению, которое завоевывалось во Французской революции. Христиане не имеют права уже в Европе вообще сказать, что они что-то осуждают как грех, хотя это вытекает прямо из вероучения. Получается что уже – в Европе, которая создала великую христианскую культуру, где герои Шиллера готовы были отдавать жизнь на эшафоте за веру, отечество, честь, долг, любовь – не могут сказать, что они считают вот это вот явление все-таки нехорошим, греховным. Свобода слова-то должна быть, свобода мнений, суждений. Никто не должен гонения осуществлять на других, мыслящих иначе, но и вызова меньшинства не может быть по отношению к большинству. Не может меньшинство, опираясь на демократию, оскорблять все то, что дорого и уважается большинством, вот эту гармонию. Чтобы не огосударствлялось какое-то одно толкование каких-то явлений – это же тоже признак демократичности. А то какой-то либеральный тоталитаризм иногда даже у них бывает. Ну, это – я уже, когда работала тогда в комиссии, я же собирала именно такой теоретический материал. Мне было интересно посмотреть, как формировались сами критерии прав человека, как в разных цивилизациях по-разному трактуется, что есть человек – что это? Что надо превзойти, как Ницше писал, или «человек – это звучит город», как атеист говорит, или как Державин говорил Богу: «Я пред тобой ничто», но потом-то говорит: «Ты есть, и я уж не ничто, потому что ты себя во мне отображаешь, как солнце в малой капле вод», так сказать. Тут столько толкований может быть – почему одно навязывать? Мы же кричим о свободе слова, совести, и прочих. Мой австрийский друг, профессор, славист, знает хорошо славянские языки, как-то прочитал одну мою статью, философскую совершенно, не политическую. И грустно уронил голову, и произнес такой, знаете, анекдот двадцатого века – это была середина 90-х. Он говорит: «Счастливые, у вас в России свобода слова – у нас это ни за что бы не напечатали». Я говорю – как? Он говорит: «Ну так, вы же здесь как бы подвергаете сомнению либеральную философию именно с философских позиций». Я говорю – ну так у нас нельзя бы было марксизм подвергнуть сомнению, всё тогда. Он говорит: «Вот у нас бы тоже – конечно, с работы не вылетит, но контракт не продлят точно главному редактору за такую статью». Представляете? Так и везде есть свое, понимаете, что-то. И мне кажется, что если вести себя достойно, то есть не иметь комплекса неполноценности перед Западом и его идейным багажом, но при этом как раз не бояться учиться тому, что пока у нас не было возможности развить на нашей почве. При этом говорить – в конце концов, не менторствуйте тоже, понимаете, у нас есть право на свое, на свою самобытность, мы сами переживаем свои неудачи, неуспехи. Наоборот, вот вы, например, нечестны, вы объективны, вы слишком эмоциональны – давайте вместе, поехали и сделали то и то

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5 6 7

В архиве 6 февраля 2008

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» от 27.01.2019

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!