Наталия Нарочницкая: «Границы становятся зыбкими»  |  НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая: «Границы становятся зыбкими»

На вопросы корреспондента «Столетия» отвечает Н.А. Нарочницкая, президент Фонда исторической перспективы, глава Парижского отделения Российского Института демократии и сотрудничества.

Наталия Алексеевна, Вы как-то сказали, что признание независимости Косово означает успех самого опасного вида терроризма. Что Вы имели в виду?

Я имела в виду, что вопреки тому, как елейно изображают албанских бандитов из УЧК на Западе, на самом деле это были террористические группы, подобные тем, что орудовали в Чечне. И целью их было изначально — отторжение части территории. То есть, самый опасный вид терроризма — терроризм с целью изменения границ. Этот вид терроризма не угрожает Америке. Потому что от Америки «мировой терроризм» требует всего лишь невмешательства. Но этот терроризм угрожает России, и он угрожает Европе. Европа, конечно, очень опрометчиво приветствует такой акт, который является и грубейшим подрывом всей системы международного права, принципа суверенитета государства, которые с Версальского мира были основой всей концепции международного права и международных отношений. Это просто разрушение Устава ООН. И, наконец, всех принципов, на которых держался мир.

Если говорить о правах человека, нет никаких оснований надеяться на то, что права национальных меньшинств, в которые сейчас в Косово превращаются сербы, могут быть как-то соблюдены. Что сербы не окажутся не просто в изоляции, а в осажденной крепости, где сложно будет даже сохранить им жизнь, особенно учитывая воинственность безработной албанской молодежи, которая открыто говорит, что она им перережет горло. Поэтому я, честно говоря, не понимаю, почему Европа не чувствует, что это направлено против нее. С Америкой все понятно. США в Косово расположили свою базу и продвигаются дальше на Восток, используют эту природную равнину на Балканах, для того, чтобы танки можно было легко, в случае необходимости, перебросить в Салоники. Это же тоже военно-стратегический театр, надо учитывать и это. Американцы рассчитывают, что любовь косовских албанцев к ним компенсирует ту ненависть, которую сейчас к Америке испытывает исламский мир. Но это очень опрометчиво. Для Америки подобная язва в сердце Европы означает то, что Европа будет все время нуждаться в ней. Но для Европы, которая сама станет исламской через два-три поколения, о чем уже открыто пишут политологи, создание воинствующего исламского государства в самом ее центре — незаконно. А незаконность всегда питает диссидентские течения и в религии, и в политике. Это будет государство, претендующее, в соответствии с доктриной великой Албании, на огромную часть территории и других государств. Это не секрет. Зачем они делают вид, что этого не понимают? Они разве не знают, что идея великой Албании предполагает присоединить потом 40 процентов Македонии и северо-западную часть Греции, превратить Охридское озеро во внутреннее море албанской нации? А там расположены христианские и православные святыни. Мощи святых Наума и Климента, которые после Кирилла и Мефодия переводили литургические тексты на церковнославянский язык. Язык, на котором мы и сейчас читаем Евангелие. Кто говорит о том, что, например, все христианские святыни в Косово подверглись не просто разграблению и обстрелу, а подверглись надругательству. Я видела заверенные фотографии, где экскрементами осквернены алтари. Где пробит пулями лик Богородицы и черным надпись — прямо через икону: «УЧК» и «Европа Петра молчит». Странно, непонятно. Такая близорукость!

И еще одно очень тревожное последствие образования Косово как независимого государства: эксперты утверждают, что в Европе может произойти перекройка границ еще большая, чем после Второй мировой войны. Насколько реален такой сценарий?

Это главное следствие! Потому что, сколько бы нам ни внушали, что свершившийся факт не является прецедентом (прецедент — это то, что существует вне нашего сознания, вне зависимости от того, как мы к этому относимся), трудно назвать государство в Европе, которое бы не подверглось опасности расчленения. Это и Испания с басками. Это и Бельгия, которая трещит по всем швам. Там нет никакой дружбы между этническими общинами — протестантской Фландрией и католическим Брабантом. Это и Ольстер, это Македония, я уж о Балканах просто не говорю. Турецкий лидер в обращении к своим соплеменникам в Германии инструктировал их, чтобы они требовали создания школ, в которых обучение велось бы на турецком языке. И объявил, что готов прислать армию учителей. А ассимиляцию турецкого народа назвал преступлением…

Поэтому, конечно, границы становятся зыбкими. Если просто так можно расчленить государство в центре Европы, отнять у него колыбель исторической государственности только потому, что там размножилось этническое меньшинство, что тогда будет со стабильностью границ? Любое государство, в котором наблюдается демографическое неравновесие, при определенных тенденциях может стать перед проблемой через два поколения, что какое-нибудь нацменьшинство, которое вообще было рассеяно, потом сконцентрируется в одном районе, начнет претендовать на автономию, а потом на отделение? То есть, вообще выходит — ни одно государство не может планировать свою историческую жизнь. Такого еще, честно говоря, и в XX веке не было. Это нельзя сравнить даже с войнами. Потому что война, хоть это и страшный катаклизм в истории человечества — гибель, убийства, смерть людей — но это правовое состояние. Есть право войны. Есть определенные правила, как после войны урегулируется мир, как восстанавливаются договоры и соглашения, принципы границ и прочее, и прочее. Понимаете, здесь — слом всего и вся. После этого теоретически возможно все. И будет действовать закон джунглей — сила

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2

В архиве 26 февраля 2008

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!