ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Кому нужна демократия?
("The Economist", Великобритания)

Парламентская демократия мертва, а гражданское общество только начало пробуждаться к жизни

’Я вам скажу, почему у нас нет демократии, — говорит Борис Немцов, мгновенно утрачивая обычную беззаботность и самодовольство, и становясь серьезным. — Мы пролили слишком мало крови за демократию’.

Разговор происходит ясным январским днем, через считанные недели после выборов, которые стерли с политической карты либерально-демократическую партию г-на Немцова ’Союз правых сил’ (СПС). Социал-демократическая партия ’Яблоко’ — впервые со времен выборов в первую Думу в 1993 г. — также не представлена в парламенте. Обе они не набрали пяти процентов голосов, необходимых, чтобы пройти в Думу. Прокремлевская ’Единая Россия’ получила две трети мандатов, что дает ей полный контроль над парламентом. Оставшиеся места поделили между собой две другие марионеточные партии Кремля — ветеран политической сцены Либерально-демократическая партия (крайне неприятные националисты) и недавно сформированная ’Родина’ (чуть менее неприятные националисты); обе они рассчитывают на сторонников ’жесткой линии’ среди избирателей — и коммунисты, единственная политическая группировка, которую можно рассматривать как оппозиционную.

Государственные СМИ отдавали явное предпочтение ’Единой России’: один из телеканалов даже полностью показал двадцатидевятиминутное выступление г-на Путина перед активистами партии накануне избирательной кампании (само это мероприятие было весьма сомнительным с точки зрения законности, ведь президенту запрещено принимать участие в избирательных кампаниях). Главы регионов также ’лишились тормозов’: самые рьяные из них доложили о явке избирателей, на 20-30% превышающей средний уровень по стране. По сообщениям прессы, в некоторых случаях государственных служащих заставляли голосовать за кремлевскую партию.

Возможно, это тоже помешало либеральным партиям преодолеть пятипроцентный барьер, но их главная проблема заключается в другом — избиратели просто не хотят за них голосовать. ’Они виноваты, — отмечает Александр Яковлев, в прошлом ’правая рука’ Михаила Горбачева, человек, который внес свой вклад в крушение советского режима — в том, что не работали над созданием социал-демократической базы, не привлекали тех, кто должен бы быть на их стороне — врачей, учителей, пенсионеров’.

Многие члены СПС и ’Яблока’ с этим согласны. Годами они занимались политикой на элитарном уровне. Они часто поддерживали экономические реформы правительства, так что избиратели не видели особых различий между ними и властью. В прошлом году, как считают сегодня некоторые, эти две партии могли бы попытаться завоевать поддержку нарождающегося среднего класса по таким вопросам как частное здравоохранение и образование. Вместо этого они впустую растрачивали время и деньги во взаимных нападках.

К тому же, и это, пожалуй, нанесло им самый серьезный урон, в глазах избирателей эти партии ассоциировались с олигархами вроде Михаила Ходорковского, который не скрывал, что оказывает им обеим финансовую помощь. Дело ’ЮКОСа’ начало раскручиваться в последние месяцы перед думскими выборами, и это голосование стало для избирателей первой возможностью выразить свой гнев в отношении грабежа 1990х. Все прокремлевские партии нажили себе политический капитал на аресте Ходорковского. Вообще, страхи относительно возрождения национализма, вызванные удачным выступлением ’Родины’ и либерал-демократов на выборах, вполне возможно, преувеличены. Их яростная антиолгархическая позиция, требования резко увеличить налогообложение ’сверхприбылей’ нефтяных компаний — экстремистский вариант нынешней политики правительства — возможно, привлекли избирателей куда больше, чем лозунг ’Россия для русских’.

Либералы в отчаянии заламывают руки. Престарелый, но не утративший бодрости г-н Яковлев, упорно работающий над шестидесятитомной публикацией секретных советских документов, несмотря на то, что КГБ постепенно закрывает ему доступ к архивам, вспоминает: ’Я, как романтик, как наивный человек, боролся за парламентаризм, за то, чтобы была альтернативность, чтобы у людей была возможность выбирать. Я переоценил готовность народа к такому выбору. . . Я и вообразить себе не мог то, что произошло после 1991 г.’ Г-н Немцов, с таким же романтизмом, утверждает: если бы в борьбе за демократию погибло больше людей, как, например, во время гражданской войны в США или Французской революции, россияне бы сегодня решительнее встали на ее защиту. ’Дареной демократии в зубы не смотрят’ — саркастически замечает он.

Таким образом, парламентская демократия почила в бозе. ’Единую Россию’ — конгломерат политических организаций, обслуживающих отдельных лидеров общенационального и регионального масштаба — никак не назовешь единой, но все внутренние споры там происходят за закрытыми дверями, а не на думской трибуне. Лидеры СПС и ’Яблока’ либо бойкотируют политический процесс, либо получили другие должности, в том числе в правительстве. Для борьбы за чистоту следующих выборов создан ’комитет-2008’, но это элитарная говорильня, а не народное движение.

Оторван ли Кремль от народа? Не совсем. Элла Памфилова, бывший министр соцобеспечения, которая порвала с Борисом Ельциным в 1994 г., два года назад возглавила комиссию по правам человека при президенте Путине, в состав которой входят и борцы за права человека с незапятнанной репутацией. Она считает, что президент в принципе — приверженец прав человека, и даже свободы печати.

Но, по словам других активистов, это — ’кооптированное’ гражданское общество. ’Вы можете добиться каких-то конкретных вещей, — объясняет Татьяна Локшина из московской Хельсинкской группы, одной из ведущих правозащитных организаций,

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3

В архиве 22 мая 2004

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!