ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

К СВОБОДНОМУ ОБЩЕСТВУ СВОБОДНЫХ ЛЮДЕЙ

. В триаде либерализма «свобода, равенство, братство», купно неосуществимой без Бога, «ударение решительно падает на свободу и гораздо меньше на «равенство» (кроме равенства перед законом), «братство» же играет здесь роль скорее лозунгового придатка». «В социализме… ударение падает на «равенство», под свободой разумеется «независимость от антинародной власти» и меньше всего – свобода личности». Братство же понимается практически как классовая солидарность «в борьбе за свои права», «а не как общечеловеческое братство».

Необходимо подчеркнуть отличие Просвещения континентальной Европы от англосаксонской версии. Во Франции Просвещение достаточно сильно переплетено с первохристианскими идеалами равенства, и Ж.Ж.Руссо писал, что «все люди братья». Англосаксонское Просвещение – более раннее, представленное в XVII веке Т.Гоббсом, Дж. Локком, в XVIII веке А.Фергюсоном, имело источником кальвинистскую идею (от которой родился впоследствии социал-дарвинизм) и делало изначальный упор на индивидуализм. Т.Гоббс — в противоположность Ж.-Ж.Руссо — утверждал, что «человек человеку волк». Это и стало основой той версии «гражданского общества», в котором индивиды не связаны ни духом, ни миросозерцанием, ни историческими переживаниями, ни едиными представлениями о грехе и добродетели, делающими из народонаселения нацию. Именно эта, наиболее отступающеая от христианских основ версия «гражданского общества» была поднята на знамя российским постсоветским либертарианством. Мерилом цивилизованности был провозглашен тезис “ubi bene – ibi patria” (где хорошо, там и отечество), образцом демократа сделался «гражданин мира», демонстрирующий в Совете Европы, «как сладостно Отчизну ненавидеть», и выступающий за поражение в войне собственного правительства (подобно Ленину в 1914 году).

Марксизм и либертарианство, устремляющие человечество к схожим моделям безрелигиозного, безнационального сверхобщества, соперничали в ХХ веке за свою версию униформации мира и глобальное управление им через наднациональные институты. По сравнению с либертарианцами либералы прошлого — это консерваторы. Они готовы взойти за свои идеалы на эшафот. Для них был бы непонятен тезис о том, что физическая жизнь – это высшая ценность, и нет таких идеалов, за которые следует умирать. Это уже конец всей человеческой культуры, не только христианской. Человек без когтей и клыков встал над природой не потому, что взял палку, как учил Ф.Энгельс, а потому что был готов умирать не из одного инстинкта продолжения рода, но и за высшие идеалы. Способность человека к самопожертвованию – свойство, отличающее его от животного. Крестная жертва Спасителя была бы напрасной, если, бы физическая жизнь была наивысшей ценностью. Вера, Отечество, честь, долг, любовь всегда были выше жизни для человека. Иначе, мать не защитит дитя, муж отдаст жену насильнику, друг не заступится за друга, никто не защитит Отечество от врага.

Ещё один миф российских либертариев связан с их убежденностью в том, что свободой наделены только они. Гражданские и политические свободы – есть производное от свободы внутренней, создающей у личности постоянный напряженный спрос на реализацию этой внутренней свободы во взаимоотношениях с другими личностями и человечеством в целом. Свобода — это глубоко христианская категория. Свобода воли человека – дар Святого Духа, данный вместе с умением различать добро и зло, грех и добродетель. В этом триединстве и развивалась человеческая культура, вся порожденная грандиозным испытанием свободной воли человека соблазнами зла и ощущением долга перед Богом и людьми в отношении добра. Если бы этого не было, бессмысленны были бы монологи как злодеев, так и праведников, слова из русских сказок – «Двух смертей не бывать, а одной не миновать». И.В.Гете – венец европейского Просвещения, которому не чужд классический либерализм, еще полагал: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них готов идти на бой».

Когда исчезают понятия греха и добродетели и свободу провозглашают безграничной, (а всё, что не имеет границ, не имеет определения и подвергается энтропии), грех и добродетель – равночестными, добро и зло – неразделёнными, это означает признание за злом такого же потенциала, как за добром. Наблюдаемая ныне импотенция культуры как порождения духа подтверждает богословскую истину, гласящую, что зло несущностно, что оно не имеет силы ни к творению, ни к творчеству, что его псевдосуществование заключается в отрицаниии добра. Русская философия (П.Астафьев, Л.А.Тихомиров) убедительно показала, что «в наш земной мир необходимости и подчиненности свобода проникает только из области духа, где человек хоть частичкой своего существа может соприкасаться со свободным духовным миром». Этот элемент самостоятельности, независимый от внешнего мира, и составляет существо свободы, ибо источник ее — не разум, зависимый от знания (меняющейся информации), а дух, вносимый личностью в гражданскую жизнь. Но для того, чтобы вносить потребность свободы в общественную жизнь, нужно ею предварительно самим обладать. Рождается же она в области духовно-религиозного существования. Поэтому Л.А.Тихомиров указывал на опасность атеистического отношения к свободе не только для духовного роста человека, но и для свободы гражданско-политической: «Мы видим повсюду, что, мечтая о свободном государственном и общественном строе, наиболее рьяные деятели относятся пренебрежительно к значению религии, стараются подорвать религиозное чувство и сознание, лаицизируют школу, сочиняют гражданскую мораль, воздвигают гонения на Церковь, с особенной ненавистью относясь к христианству, которое однако, составляет незаменимый источник развития духовных сил личности».

Кумир постсоветских либертарианцев – «Запад» — являет в этом отношении огромный упадок

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5

В архиве 6 июня 2004

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Конференция в Ялте 13-14 февраля 2020г.. Интервью с Наталией Нарочницкой

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!