ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

«ИЗ-ПОД ПАЛЬТО ОТ VERSACE У ЧУБАЙСА ТОРЧИТ СЮРТУК КАРЛА МАРКСА»

Свет, который тьма...
Свет, который тьма…

— Наталия Алексеевна, сегодня в большинстве средств массовой информации налицо враждебная по отношению к Церкви политика. Как должна вести себя Церковь в такой информационной ситуации?

— Разнузданность и бестактность антирелигиозных выпадов и издевательств в наших СМИ — это, не что иное, как наследие большевизма. На столь любимом нашими либералами Западе никто не посмеет даже при самом скептическом или враждебном отношении к религии таким неуважительным тоном писать, тем более говорить с экрана, например, о католической Церкви. Даже атеисты. Хотя религиозные категории там не слишком присутствуют в общественно-политических понятиях, нападки, антирелигиозная лексика просто неприличны, как неприлично говорить, что я людоед. Это показатель общей и политической культуры. Культура есть вообще обуздание страстей, побуждений, грубости, развязности. Она создает великие табу, которые большевизм постарался уничтожить. Но, скажем, мы не говорим об институте материнства неуважительно, не глумимся над отцом, хотя прекрасно известно, что отнюдь не каждая мать есть сосредоточие одних достоинств и добродетелей, и вообще все люди грешны. Тем не менее, человек, который стал бы поносить сам институт материнства, оказался бы изгоем в обществе: его бы никуда не пригласили, с ним было бы неприлично быть в одной компании, перед ним бы закрылись двери всех респектабельных гостиных.

Общее духовное и политическое бескультурье, конечно, проявляется как в сознании, так и в поведении, но это внешняя сторона дела, а, по сути, продолжается воинствующее богоборчество. И сколько бы враждебные деятели ни прикрывались тезисом, что они, якобы, критикуют лишь непривлекательные, с их точки зрения, фальшивые проявления новой религиозности, на самом деле, их больше всего беспокоит и волнует сам факт появления этой религиозности, а вовсе не его формы. Скажем, они часто издеваются над, якобы, исключительной обрядовостью нынешней неофитской веры. Но рассмотрим церковный обряд даже с точки зрения неверующего человека, не желающего вникать в его глубокий внутренний смысл и значение. Даже в таком обряде, самом по себе, нет ничего плохого. Тем более что вся жизнь человеческая состоит из обрядов. Мы приветствуем человека – говорим «здравствуйте», мы уступаем место старшему, мы устраиваем совместную трапезу в момент радости или горя – это один из древнейших человеческих ритуалов, мы помещаем в рамку фотографию любимого человека на стене, на письменный стол. Все это обряды, ведь можно высмеивать и это. Сам по себе обряд – это абсолютно естественная форма выражения человеческого отношения.

Даже если полагать, что у неофитов нет внутренней подлинной веры, лишь истовая радость от исполнения обряда, правда кто посмеет утверждать, что знает что у них в душе, ведь и Савл стал в одночасье Павлом, все равно, максимум, что это может вызвать – ироническую, но добродушную улыбку, а тут мы видим не иронию, а сарказм, и не добрый, а злобный.

— Значит, причины, на самом деле, не в презрении к обрядовости, а в другом?

— Да, в другом. Православная вера, бывшая в течение столетий главной нравственной скрепой и нравственной движущей силой нации, подвергается изощренному ехидству либералов совсем не случайно. Обращение все большего количества людей к вере, возвращение к истокам, по мнению наших либертарианцев, как я их называю, усиливает способность русских как явление мировой истории и культуры к самостоянию, освобождает их от раболепного и бездумного следования доктринам, чуждым России и губительным для ее самостоятельного будущего. Индивидуалистическое начало, на которое так рассчитывают либералы, сразу умеряется чувством ответственности за все и вся, возникает некий иммунитет против разложения и расточения всего преемственно русского, рождается естественный импульс продолжать себя как носителя русского религиозного и культурного начала, наконец, возникает более острое чувство протеста против порока и бесчестья. И именно это и вызывает такую бешеную ненависть.

При этом совершенно ложны обвинения в нарушении принципа отделения Церкви от государства. Не вызывает сомнения, что в современном обществе Церковь не участвует в назначении министров, государство не участвует в назначении епископов, Церковь не указывает, какое количество денег нужно отпустить на строительство или на армию. Также человек любого вероисповедания одинаково подлежит действию закона.

Но, тем не менее, Церковь не может отделиться от народа и от общества, иначе она перестанет быть Церковью, потому что ее прямое назначение помогать в спасении души человека. Как общественный институт, даже если его оценивать с точки зрения неверующих, Церковь дает нравственную оценку всем тому, с чем стакивается человек в жизни на личном, семейном, общенациональном, политическом, общегосударственном уровне. Церковь не приказывает, как поступить, она указывает, скорее, что праведно, а что неправедно. И тот внутренний барометр, который появляется у верующего человека, помогает ему ориентироваться.

Я еще не видела ни одного человека, который бы стал хуже, после того, как он пришел Церковь. Конечно, это не делает безгрешным, но я убеждена, что любой человек, хоть немножечко, но становится лучше, чаще задает себе вопрос о том, зачем он живет, больше переживает свои поступки, задумывается о нравственном их содержании, а не только о целесообразности. Он думает не только о нужном, но о должном, не столько о правильном, сколько о праведном. И уже это очищает человека и пробуждает в нем чувства добрые. При этом он вовсе не становится несвободен, как утверждают невежественные богоборцы

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5 6 7 8 9

В архиве 1 мая 2004

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым» от 01.11.18

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!