ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Христианское мировоззрение и американский консерватизм. Открытое письмо мистеру Патрику Дж. Бьюкенену

. Крепостное право окончательно оформилось у нас при Петре Первом, превратившем страну в единый военный лагерь, где служили (были «тягловыми») все сословия — и духовенство, и купцы, и дворяне. Здесь не место обсуждать, насколько всё это было оправдано условиями времени. Суть в другом: все русские люди, независимо от своего социального статуса, оказались солдатами одного войска, работая и сражаясь не за свои личные интересы, а за достоинство своей христианской державы. Достаточно сказать, что вплоть до XVII века России приходилось в той или иной мере уплачивать дань крымскому хану. В Отечественную войну 1812 года в рядах русской армии плечом к плечу сражались с Наполеоном и «рабовладельцы» и «рабы», и ещё больше этих «рабов» было в рядах партизан, громивших войска коронованного генерала французской революции. В 1861 году крепостное право в России было отменено, но многие крестьяне не хотели уходить от своих помещиков, ибо жили с ними фактически одной социально-культурной семьей (почитайте «Капитанскую дочку» Пушкина или «Обломова» Гончарова). Решающая роль здесь, несомненно, принадлежала православию, с точки зрения которого «подлинно моё — это то, что я отдал» (св. Максим Исповедник). Об этой особенности русской «политической этики» хорошо сказал С.А.Аскольдов в 1918 г.: «Русь была до отмены крепостного права, а отчасти и после него страной рабов и рабовладельцев, но это не мешало ей быть Святой Русью, поскольку Крест, несомый одними, был носим со светлой душой и, в общем и целом, с прощением тех, от кого он зависел, поскольку и те и другие с верою подходили к одной и той же Святой Чаше. Так праведность десятков миллионов очищала и просветляла в единстве народного сознания грех немногих тысяч поработителей, к тому же грех часто ясно не сознаваемый в качестве такового ни той, ни другой стороной» (Аскольдов С.А. Религиозный смысл русской революции // Из глубины. М.,1991. С.234). Коротко говоря, американское рабовладение и русское крепостное право — не одно и то же.

Таковы, уважаемый мистер Бьюкенен, некоторые исторические параллели между Россией и Америкой, одновременно сближающие и отдаляющие их друг от друга. Тем интереснее нам с Вами обратиться к сегодняшнему дню наших стран — каковы их пути из прошлого в будущее, и есть ли оно у них вообще?

В современной социально-исторической ситуации меня, как и Вас, настораживает прежде всего то, что Вы в своей книге справедливо называете либеральной культурной революцией (контркультурой). Я полностью разделяю Вашу тревогу по поводу того, что нынешний безбожный (»постхристианский») человек быстро теряет свой собственно человеческий статус, превращаясь в гедонистическое животное. Стремясь к наслаждению в этом мире (сытости, комфорту, неограниченному сексу и эвтаназии), он на деле стремится к смерти, которую, вероятно, и получит в сравнительно близком будущем. Непосредственными вдохновителями этого процесса в Европе ХIХ века были «три кита» контркультуры — Маркс, Ницше и Фрейд, теоретически обосновавшие право неверующего человека на вседозволенность. Вы сами приводите в своей книге слова Достоевского «если Бога нет, всё позволено». Как раз в обоснование этой мысли марксизм объявил, что человека отныне следует понимать не как существо духовное, а прежде всего как существо практическое, материально-производительное. Нечто ещё более откровенное продемонстрировал в этом плане Фридрих Ницше. Он прямо определял человека как волю к власти, а всякого рода «рационализм» и «морализм» презирал как прибежище слабых, как философию рабов, как ressentiment… Ницшеанский человек есть прежде всего желающий человек, он не хочет убивать свой оргиастический восторг перед жизнью строгим самосознанием Бог Фридриха Ницше — это «человеческое, слишком человеческое». Настоящему Творцу неба и земли тут не оставлено места.

При всём, казалось бы, радикальном отличии друг от друга, Карл Маркс (крещёный еврей) и Фридрих Ницше (антихрист-ариец) обозначили в своем миропонимании две вершины треугольника, третью вершину которого составила — уже в начале ХХ века — концепция Зигмунда Фрейда. Фрейд тоже исходил в своей антропологии из примата желания над разумом, который, как известно, получил у него титул бессознательного «хотения», «либидо». Если рассуждать иерархически, Фрейд ещё ниже опустил человека — началом человеческой психики оказался у него биологический эрос. Что касается культуры (в том числе религии и нравственности), то она предстала в теории венского психиатра всего лишь запретом, барьером, воздвигаемым социумом на пути разрушительных влечений. Такова была философия, ознаменовавшая собою тяжелый духовный кризис Запада на границе ХIХ и ХХ веков. Корни ненавистной Вам либеральной контркультуры уходят глубоко в почву Европы и Америки.

Нечто иное происходило в это время в России. Конечно, и в России и на Западе в первой четверти ХХ века испытывалась, в сущности, одна идея — технологический проект безбожной гуманистической цивилизации. Потому-то западные либералы так восхищались ленинско-троцкистско-сталинскими экспериментами 1920-х-30-х годов. Но не только это вызвало к жизни сверхдержаву под именем СССР. В отличие от Запада, в русской культуре произошло парадоксальное сращение базовых религиозно-исторических ценностей — и прежде всего идеи праведного бытия (в его общенациональном и интеллигентском вариантах) — с пришедшими из Европы претензиями прагматического использования этого бытия, вплоть до его радикальной переделки. Именно в точке подобного сращения русский Христос сблизился с петербургским мифом, образ избранного народа — с пролетариатом-мессией, Карл Маркс — с ветхозаветными пророками и Фридрихом Ницше…

В религиозном плане русской истории как бы не было: «симфоническая личность» России метафизически остается с Богом, участвуя в мировом прогрессе лишь поверхностными слоями своей цивилизации

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5

В архиве 29 июля 2005

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» от 27.01.2019

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!