ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Глава XII. Россия, «Mitteleuropa» и Балканы в англосаксонской «геополитической оси» современной истории

[Прим. ред.: глава книги «Россия и русские в мировой истории» (М., 2004), была написана в 2001 году]

Рассмотрение событий 1990 годов на фоне международных отношений всего столетия обнаруживает в последнем, казалось бы, не имеющем аналогов периоде, проявление классических геополитических констант. В области структурной реорганизации евразийского пространства после самоустранения России, обнаружилась старая цель взят под контроль Восточную Европу вместе с выходом к Балтийскому морю на Севере и к Средиземному и Черному морям на Юге, и опять Восточный вопрос – контроль над Средиземноморьем, проливами и Черноморо-Каспийским регионом, где развивались глобальные противоречия между Россией и Англией на рубеже XIX-XX веков, и где к ним добавились не менее глобальные интересы в области геоэкономики и направления потоков углеводородов.

На рубеже 90-х годов Россия сдала свои геополитические позиции, отреклась от своих традиционных установок и ушла из Восточной Европы, «организатором» которой всегда была либо она, либо Германия. Именно для предотвращения попадания Восточной Европы в их сферы влияния и возникла установка английской европейской стратегии: создание яруса лимитрофов между Германией и Россией. После краха СССР Западная Европа оставалась «ялтинской» и, к тому же, консолидированной в НАТО. Но «социалистическая Восточная Европа», выйдя из под российского контроля рассыпалась в постверсальский ярус мелких и несамостоятельных государств от Балтики до Средиземного моря. На глазах возникла пока еще только географическая, но потенциально политическая «Mitteleuropa», организатором которой могла возомнить себя Германия, чьи интересы к самостоятельной роли грозили проснуться. Эту постверсальскую Восточную Европу надо было срочно инкорпорировать в западный постялтинский каркас под англосаксонским контролем. В этом втором Версале расширение НАТО планировалось прежде всего как один из инструментов, гарантирующих незыблемость прежней западной структуры, а также удержание в ней Германии в той обезличенной роли, в какой она пребывала после Второй мировой войны. Граница этой структуры – атлантической постялтинской Европы проходила по маккиндеровскому меридиану – Берлину. Для англосаксонских архитекторов Европы предоставлялся уникальный шанс, уже держа Германию в прочной узде, точно в соответствии с учением британской геополитики отделить Восточную Европу от России – «Хартленда», «Континента», без которой та неизбежно утрачивала роль системообразующего элемента евразийского пространства. Это сулило организацию первой успешной «системы территориального владения «от моря до моря» в меридиональном направлении от Балтики до Средиземноморья, о которой писал В.П. Семенов Тян-Шаньский. Такую систему даже не пыталась создавать Россия, ибо для этого нужен был полный контроль проливов и Константинополя, и не смогла, несмотря на две попытки — в 1914-м и 1941 годах осуществить Германия.

Американский «Университет национальной обороны» (The U.S. «National Defense University») в 1996 году перепечатал труд Х.Маккиндера с предисловием генерала Военно-воздушных сил США Эрвина Рокки — президента этой структуры. Рокки открывает, что «еще в 1942 году авторы стратегии союзников признали ценность труда Маккиндера, который они использовали в конструировании поражения Германии» и признает, что «вся холодная война против Советов (1947-1991) была лишь промежуточной стадией» «в более великой борьбе сил Океана за владычество над «Мировым островом». «Соображения региональной стратегии», — по словам Рокки, побуждают державы НАТО «вновь опереться» на маккиндеровскую «классическую» формулу геополитической войны за мировое господство.[1] Вряд ли вашингтонские политики принимали свои решения, глядя на претенциозные формулы Маккиндера. Однако, константы англосаксонской политики прослеживаются в ХХ веке с бесспорной очевидностью, служа объективным фоном мышления политиков, даже не знакомых с политической географией. Да и Маккиндер лишь облек в экзотическую терминологию достаточно простую зависимость от объективных географических условий возможностей для англосаксов, отделенных от Европы, не допустить усиления динамичных держав, расположенных в глубине континента.

Но на южном — балканском фланге, который обеспечивал выход по меридиану к Средиземноморью в месте, где Вардаро-Моравская долина с Косовым поле – единственной природной равниной на Балканах, соединяет в военно-стратегических параметрах Западную Европу с Салониками в Эгейском море, на том самом фланге, за который велись дипломатические битвы между Молотовым и Бирнсом на сессиях СМИД, Югославия на глазах превращалась из противовеса СССР и Варшавскому пакту в антиатлантическую силу. Процессы разложения коммунистических структур в Югославии, общие для всех восточноевропейских стран, спровоцировали в этой «варварской» славянской стране, в отличие от Варшавы, Праги, Будапешта и денационализированной Москвы, не столько либеральный, как национальный подъем, который не исключал распад федерации с перспективой хотя бы частичного объединения сербов, что сделало бы небольшую, но стратегически важную территорию недоступной для проектов реорганизации постверсальской “Mitteleuropa». Тем более тревожным был национальный подъем в Югославской народной армии.

О потенциальных интересах Германии к более самостоятельной роли свидетельствовала резкая актвизация связей с хорватами и словенцами с самого начала кризиса федерации в Югославии. В то время как Вашингтон, преследуя извечную британскую цель связать прорусских и прогерманских славян в одном государстве, придерживался концепции преобразования СФРЮ в мягкую конфедерацию, Германия настойчиво вела дело к признанию Хорватии и Словении и практически навязала его Евросоюзу, чем были весьма недовольны и в Лондоне, и в Париже

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5 6 7

В архиве 15 марта 2006

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!