ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Демография: считай — москвич

— комментарии таких же нацистов-фантазеров, обсуждающих, как уничтожить «баранов» и как избавиться от их трупов.

На самом деле перерождение обычного бедного квартала в этнический происходит постепенно. Оно начинается не с приезда мигрантов, а с распада инфраструктуры и уменьшения числа образованных людей до 30%. Увеличивается доля сдаваемых в аренду или продаваемых квартир: их освобождают те, кто больше не хочет жить в «плохом» районе, и те, кто вконец опустился. В это жилье въезжают мигранты.

Делить людей по цвету паспорта и кожи коренные жители начинают, когда доля таких новоселов доходит до 10–11%. Этого достаточно, чтобы аборигены района разобрали, кто из приезжих кто, и навесили на них ярлыки. В наших краях «плохими соседями» считают кавказцев. Когда же количество этих «нехороших парней» достигает критического уровня (западные социологи считают, что 17%, но для России этот процент пока не определен), репутация района портится окончательно. Все, кроме мигрантов, уезжают, и квартал превращается в гетто, где концентрируются бедность и криминал.

По счастью, москвичи в частности и россияне в целом за последние пятнадцать лет стали особенно тяжелы на подъем — даже больше, чем в 1989-м, — и очень редко меняют место жительства. Гетто не нужны и самим общинам — они слишком разнородны. Армянин-профессор предпочтет жить среди русской, еврейской или грузинской профессуры, а не среди армян-рабочих. «Мы так будем балансировать еще несколько лет, но я не берусь предсказывать, когда может наступить перелом», — прогнозирует Вендина.

Но чем больше мы будем давить на мигрантов, тем ближе окажемся к гетто. Ненависть к мигрантам похожа на ненависть к лимитчикам в советское время. Их так же эксплуатировали и так же презирали. Их так же никогда не считали за своих, как бы они ни старались.

Бакинские азербайджанцы

На работе, в азербайджанском ресторане «Кристина» в Гольянове, он носит на груди карточку «Саша, администратор». На самом деле он не Саша, а Судеиб по фамилии Гасымов: «Саша — это только для ресторана». Он приехал в Москву из города Хачмаса в северном Азербайджане 10 лет назад. С посторонними говорит, как Иешуа у Булгакова, все вокруг для него «добрые люди».

Сначала перебрался один, без семьи, хотя ехал к знакомому («Друг мой Ашур, еврей, позвал») работать за хорошие деньги («Я очень высокой квалификации повар»). И жилье было («Друг мой Ваня, русский, помог»). Жена, сын-шестиклассник и дочка-дошкольница приехали два года спустя, когда глава семейства нашел постоянное жилье («Хорошая русская женщина помогла, Валентина Васильевна»), оформил регистрацию и получил все легализующие семью документы.

Гасымов за 10 лет жизни в Москве сменил пять квартир: четыре в Гольяново и одну на Соколиной горе — все в Восточном округе. Здесь проще найти работу и жилье — через знакомых по общине. Сам Судеиб помог обосноваться здесь не одному десятку соплеменников. А в гости к русским соседям — «хорошие люди» — не ходит.

Октай Мамедов, тот, что болеет за «Локомотив», тоже себя считает москвичом — просто потому, что живет здесь с 1990 г. Он «бомбит» на красной «копейке» возраста независимого Азербайджана, но еще достаточно приличной для того, чтобы приехать на ней в маленькое национальное кафе на задворках Черкизовского рынка. Здесь собираются самые разные люди: от владельца оптовой овощной базы до продавцов с рынка, пьют чай и смотрят футбол. Милиция их не беспокоит, знает, что проблем с регистрацией у гольяновских азербайджанцев нет. Но Октай все равно хотел бы жить на родине. Каждому человеку лучше живется среди своих обычаев: «Я могу их исполнять, и никто на меня не посмотрит не так». Дочку выдал замуж на родине — там отметили так, как надо. И живут они с зятем тоже в Азербайджане — там привычнее.

Старшему сыну переезд в Москву дался тяжело. Он плохо знал русский, и в 8-й класс школы его брать не захотели. «Да и не нужно ему образование в школе, где учителя на рынке заодно продавцами работают. Чему они его учить будут — торговать? Торговать азербайджанцы сами умеют».

Обитатели Гольянова, может, и не в большом восторге от своих соседей, но массового переселения из района пока не наблюдается. Хотя есть, конечно, и те, кто уехал. «Я не парюсь, потому что мне все равно ехать некуда», — со смехом говорит Михаил Елистратов, 30-летний автомеханик из Гольяново. Он здесь родился, здесь и пригодился. Нашел себе жену, здесь живет с ней и пятилетним сыном. «А азербайджанцы… Ну они разные есть. К нам на сервис приезжают. Кто-то нормальный — ну такой, как мы. Кто-то на понтах — царь горы прямо». В его доме снимают квартиры две азербайджанские семьи, у купивших жилье в центре русских семей. «Эти соседи с детьми, тихие, не орут».

Но такое вынужденное и настороженное межнациональное перемирие вряд ли продлится долго. Скоро представителей «меньшинств» в столице станет намного больше. Сейчас при регистрации в загсе доля новорожденных от русских родителей составляет лишь 55%, а еще 4 года назад их было 70%. Как говорит руководитель московской миграционной программы Сергей Смидович, дело не в количестве детей в семье, просто среди мигрантов больше людей детородного возраста — приезжие, главным образом, люди 29–40 лет. Много детей у мигрантов — это хорошо, говорит Смидович, если бы не они, Москва была бы первой в списке российских городов с критически низкой рождаемостью. И добавляет чиновничье заклинание: «Нужно сделать их москвичами». В центре и на западе столицы вот получилось.

Бакинские армяне

В советское время география расселения народов СССР по Москве была не этнической, а социальной. Рабочие — среди них преобладали татары — селились вблизи промышленных районов, где строилось жилье для лимитчиков. Служащие — в большинстве своем русские, армяне и евреи — оседали в центре города и в новых кооперативных районах на юго-западе и северо-западе

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3

В архиве 4 сентября 2005

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым» от 01.11.18

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!