ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Часть V

Какой же видится Империя, призванная с новой силой и без насилия сплотить в единую имперскую нацию народы, входившие в нее до недавнего времени, равно как и стать фактором надежды для окружающего мира именно по причине сохранения себя как фактора силы?

Попытка обрисовать некоторые из несущих конструкций не должна рассматриваться как попытка представить проект конституции будущей Империи, ни даже как попытка представить концепцию этого проекта. Это всего лишь попытка побудить духовную элиту имперской нации обратиться, наконец, к созданию и концепции, и проекта, памятуя при этом слова маркиза де Кюстина, одно лишь упоминание имени которого приводит ура-патриотов в содрогание: «Я не ставлю русским в укор того, что они таковы, каковы они суть; я порицаю их за стремление казаться такими же, как мы».

Прежде всего государство, о котором идет речь должно иметь название, одно слово из которого уже известно — это империя. Само это слово, означающее власть, не должно никого пугать, в особенности нас — свидетелей недавнего безвластия. Но легитимная власть не может быть безадресной, безличной, безымянной — это удел власти криминальной. Все попытки именовать гипотетическое государство «Суверенными республиками (государствами) Европы и Азии», «Евразийским союзом» и т. п. очень напоминают практику криминальных структур, прячущихся за различными благотворительными фондами, добровольными обществами и.т.д., или являются жалким подражанием названиям таких нетрадиционных государств, как США, ЮАР или же СССР в период его становления.

В названии нашей Империи должно безусловно присутствовать имя народа, ее породившего и до сегодняшнего дня продолжающего скреплять расползающиеся державные конструкции, т.е. Империя должна называться Российской. Но было бы тактически и стратегически неверно игнорировать семь десятилетий государственности, пусть даже чисто юридической, народов в нее входивших, как впрочем и тысячелетия их истории, предшествовавшие вхождению. Однако перечислить все сто с лишним народов в названии Империи немыслимо, поэтому предлагаемый вариант названия — «Российская Империя Объединенных Народов» — «РИОН» — представляется оптимальным. И в данном случае именно народов, а не наций,– вопреки суждениям советских конъюнктурных философов, ибо в Империи может быть только одна нация — имперская.

Во главе империи, естественно, должен стоять император, но кто же Он — этот гипотетический император нашей Империи? Идея наследственной монархии и сегодня может быть актуальна, как и в прежние времена, но при одном условии — реальном существовании наследственного монарха. В этом случае можно не только утверждать, но и приветствовать то, что в стране есть хотя бы один человек, застрахованный от личного карьеризма. Но такого монарха у нас нет, а претенденты из дома Романовых никак не могут считаться застрахованными. Напротив, они способны только усилить позиции противников монархии, видящих главный ее изъян в случайности рождения. Следовательно, во всяком случае на первых порах, наш Император должен избираться, и в этом нет ничего необычного. История знает и подобную практику, и подобную юридическую норму, в конце концов и основатель династии Романовых был при соответствующих обстоятельствах избран. Однако выбор династии и выбор монарха не обязательно одно и тоже, если последний не будет наследовать.

Еще Аристотелем было отмечено, что наилучший образ правления возникает при комбинации элементов правления монархического, аристократического и демократического, но именно при комбинации. Если же один из трех элементов будет ущемлен или вообще отсутствовать, то легко можно получить правление тираническое, олигархическое или охлократическое. Аристократии у нас на сегодня нет и ее, как императора, нельзя избрать. Аристократию возможно только сформировать, и то со временем, что и должно стать одной из задач императорской власти. В силу этого наш император не должен наследовать, как впрочем, и превращаться в балаганного клоуна каждые четыре — пять лет. Император, избранный единожды, опять-таки не всеобщим голосованием из бесчисленных кандидатов, а специально собравшимся Собором, который, в отличие от всеобщего волеизъявления, может прийти к консенсусу, должен оставаться на престоле пожизненно. Только тяжелая болезнь, препятствующая выполнению обязанностей, может избавить Его от этого бремени, и то по Его собственному, очевидно выраженному, желанию. Противовесом этому принципу пожизненного правления может служить возрастной ценз, не позволяющий императору быть моложе пятидесяти лет.

Наш император безусловно может, и даже должен быть конституционным, но он не должен и не может, именно по причине определенной ментальности имперской нации, быть безвластным. Отдавая должное, но не более, принципу разделения властей, императору могла бы быть передана власть в формировании судебных, прокурорских и следственных органов; его прерогативой может быть контроль за деятельностью Центрального Имперского банка; под его непосредственной опекой должна находиться культура, точнее те три кита, на которых она держится: музеи и культурно-исторические памятники, архивы и библиотеки, все остальные институты культуры – только по получении статуса императорских; наконец, внешняя политика, направляемая и осуществляемая правительством, не может течь мимо Императора — гаранта национальной целостности и безопасности, а послы Империи должны получать верительные грамоты из рук Его Императорского Величества.

Но все вышеперечисленные возможные прерогативы императора — суть только юридические нормы, которые могут быть расширены или сужены. Между тем есть одна прерогатива, воспользовавшись которой, император, как никто другой, сможет скрепить несущие конструкции имперского здания так, как никогда прежде они не были скреплены

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3

В архиве 17 мая 2004

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым» от 01.11.18

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!