ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

К вопросу о литературных стереотипах и предрассудках: Альфред Теннисон и Россия

Английский поэт-лауреат лорд Альфред Теннисон никогда не был в России, что, однако, не помешало ему в семидесятилетнем возрасте заявить: «Я ненавидел Россию с самого своего рождения, и буду ненавидеть, пока не умру» [1].

Фактически, эта ненависть началась еще за восемь лет до его рождения – в первый год века. Отец поэта Джордж Клейтон Теннисон в 1801 году совершил путешествие в Россию. Что подвигло его на сей странный с точки зрения британца поступок? Вероятно, известная всем крайняя неуправляемость и эксцентричность: однажды, будучи студентом Кембриджа, он выстрелил из пистолета в окно университетской церкви [2]. Целью его визита было посещение коронации Александра I в Москве 15 сентября. Недолгое правление Павла I было крайне непопулярным в Англии: его пакт с Наполеоном шокировал англичан и восстановил их против России. Поговаривали даже, что вместе с Францией Павел собирается завоевать Индию. Поэтому можно себе представить то облегчение, которое официальный Лондон испытал после его убийства, и то закономерное ликование по поводу формального восстановления новым императором дружественных отношений между двумя нациями.

Джордж Клейтон Теннисон довольно легко получил приглашение на церемонию коронации нового русского императора, так как лорд Хеленс, официально представлявший на ней Англию, был, как и он, выпускником колледжа Св. Джонса. С собой будущий отец будущего певца Крымской кампании захватил несколько полезных книг: отчеты путешественников по Российской империи, жизнеописание Екатерины Великой и основательный труд «Секретные мемуары санкт-петербургского графа», переведенный с французского и опубликованный в Лондоне в 1800 году.

В должное время Джордж отплыл в Кронштадт, планируя вовремя добраться до Москвы. Но он неправильно оценил расстояние, прибыл в Москву гораздо позже и остался в Петербурге в надежде взглянуть на императора по его возвращении в столицу. Однако Александр задержался в Москве до конца октября, и Джорджу не оставалось ничего другого, как все же отправиться туда. И именно там, в Москве, произошло событие, сформировавшее негативное отношение к России не только отца, но и его будущего сына.

Вот как Альфред Теннисон описывает это происшествие, начавшееся поздней осенью 1801 года в Москве:

Однажды вечером лорд Хеленс давал званный обед, на котором присутствовали все иностранные послы и много русских аристократов. Не зная русского языка, мой отец не уловил ни одного имени. Во время обеда звучали намеки на смерть последнего царя. Мой отец понял эти намеки, перегнулся через увешенную наградами грудь русского сановника, сидящего рядом с ним, и закричал в своей обычной импульсивной манере: «Эй, Хеленс, зачем говорить так осторожно о том, что общеизвестно. Мы все в Англии хорошо знаем, что император Павел был убит в Михайловском замке, и мы точно знаем, кто это сделал. Граф Зобов сбил его с ног, а граф Пален задушил его».

За столом воцарилась пугающая тишина. Затем лорд Хеленс быстро сменил тему, «Знаете ли, есть такой обычай, — продолжал он, — в России не сидеть за вином, как принято в Англии, а идти в другую комнату, где стоит самовар, там пить чай или еще вино и водку, и курить». Когда гости поднялись, лорд Хеленс многозначительно посмотрел на моего отца. Тот подошел, и лорд быстро зашептал ему: «Не иди в соседнюю комнату, а спасай свою жизнь. Никакой флаг не защитит тебя в этой стране. Человек, через которого ты перегнулся, и был граф Пален, один из самых могущественных дворян России. За столом сидел и Зобов, а ты публично обвинил их в убийстве. Если сегодня же не уберешься, то через 48 часов ты будешь в тюремной камере Петропавловской крепости. Направляйся к моему знакомому шотландскому купцу, это под Одессой. Он спрячет тебя, пока я придумаю, как вытащить тебя из этой страны, если это вообще возможно. Выезжай сегодня ночью на самых быстрых лошадях, которых только сможешь достать. Я постараюсь удержать компанию, как можно дольше. А ты не задерживайся, даже чтобы переодеться».

Мой отец бросился в гостиницу, вызвал своего курьера, приказал достать дрожки с четырьмя лошадьми, кидая в это время свои вещи в дорожную сумку. Он ехал всю ночь и весь следующий день, все еще в вечерней одежде, а погода была очень холодной. Но у него был умный курьер, он нашел того шотландца, в чьем доме отец и скрывался в течение нескольких недель.

Лорду Хеленсу удалось передать ему сообщение: быть наготове и после того, как трижды проиграет рожок «посыльного королевы», быть готовым идти с человеком, который подаст сигнал. И вот, наконец, одной штормовой ночью он услышал долгожданный сигнал. Переодевшись слугой посыльного, посланного домой с донесениями (которые, между прочим, тот потерял, так как напился, а мой отец их нашел) и которого ждал английский фрегат в Одессе, без приключений поднялся на борт и так вернулся в Англию.

Приведенный здесь рассказ Альфреда Теннисона был впервые записан в 1887 году Маккейбом (McCabe), переработан им в статью в 1899 и опубликован в 1902 [3]. Существует еще одна версия этой истории, рассказанная его сыном Халламом Теннисоном в «Воспоминаниях» об отце в 1897 году [4]. Между двумя этими версиями существуют расхождения, которые Маккейб признавал, заявляя при этом: «Я изложил все так, как мне было рассказано».

Конечно, прошло уже много времени после самого события, и очевидные ошибки можно объяснить именно этим. И все же, Петропавловская крепость находится в Санкт-Петербурге, тогда как обед, по версии Маккейба, состоялся в Москве. В 1801 году британское правительство могло послать посыльного короля, а не королевы. Едва ли фрегат мог ждать этого человека в Одессе для того, чтобы переправить донесения из Петербурга и Москвы

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5 6 7

В архиве 16 мая 2004

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым» от 01.11.18

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!