ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Что скрывается за противоречивыми заявлениями Эдуарда Кокойты о присоединении Южной Осетии к России?

11 сентября президент Южной Осетии поразил всех своей противоречивостью. В первой половине дня на встрече с дискуссионным клубом «Валдай» в Сочи он сообщил: «Я был бы очень рад, если мы будем в составе России». Всеми это было воспринято как стремление Южной Осетии войти в состав России, объединившись с Северной Осетией.

Но уже во второй половине дня Эдуард Кокойты опроверг свое заявление: «Видимо, меня неправильно поняли. Мы не собираемся отказываться от своей независимости, доставшейся нам ценой колоссальных жертв, и Южная Осетия не собирается входить в состав России». Подобное заявление осетинского президента повергло всех в шок. Невольно возникает вопрос: что же могло заставить осетинского лидера отказаться от своих слов?

Что скрывается за противоречивыми заявлениями Эдуарда Кокойты о присоединении Южной Осетии к России?

На этот вопрос специально корреспонденту KM.RU Веронике Новиковой ответили:

Наталья Нарочницкая, руководитель парижского Отделения негосударственного Фонда «Институт демократии и сотрудничества»:

— Оговорка Эдуарда Кокойты вполне естественна. Все в мире понимают, что если какая-то нация разделана, такая как осетины, то в историческом сознании у них есть мечты о воссоединение в единое государство. Но, с другой стороны, Кокойты — это серьезный государственный деятель, который осознает реальное положение вещей, понимает, что это пока невозможно, потому что еще нет мирового признания их независимости. Сейчас не идет речь о воссоединении с Северной Осетией. Они не раз подавали подобные заявки, но все это время Россия их не рассматривала. Такие вещи очень плотно вплетены в международный контекст.

Наше руководство заявляло о том, что у нас нет планов присоединения этих республик, иначе начался бы вой о том, что Россия аннексирует чужую территорию. Другое дело, что Южная Осетия и Абхазия имеют право на свободное волеизъявление об определении своей государственной принадлежности. Когда Грузия выходила из состава СССР, она должна была предоставить своим автономиям отдельный референдум. Но она этого не сделала, чем породила этот конфликт. И осетины, и абхазы имели все основания считать, что их права не реализованы, а статус Грузии юридически незавершен, неполноценен и небезупречен. Они вправе ставить и обсуждать эти вопросы, но, с точки зрения государственной политики, вопрос о присоединении их к России не стоит.

Кира Лукьянова, член Комитета ГД по экономике и предпринимательству:

— Я думаю, что эти противоречивые заявления Южной Осетии вызваны тем, что ситуация в регионе очень нестабильна. Тайное, а может быть, и явное желание большинства граждан Южной Осетии — стать частью России. Но пока нам всем нужно решить первую задачу — укрепить эту независимость, чтобы и другие страны мира пошли на этот шаг для того, чтобы установились дипломатические отношения, укрепилась безопасность, как южных границ России, так и самой Южной Осетии. Двойственность высказываний президента Южной Осетии вызвана ситуацией, которая сложилась в республике. С одной стороны, уже сделан первый шаг на пути дальнейшего сближения с нашей страной. Но, с другой стороны, хочется большего — что пока недостижимо. В этом и кроется противоречивость Кокойты.

Евгения Войко, эксперт Центра политической конъюнктуры России:

— На мой взгляд, здесь все кроется даже не в позиции Южной Осетии, а в позиции по этому вопросу Абхазии. Я не исключаю того, что руководство Южной Осетии сейчас будет отчасти копировать опыт Абхазии. Но здесь стоит разделять Абхазию и Южную Осетию по тому принципу, что в Сухуми уже твердо заявили о том, что не собираются входить в состав Российской Федерации. В то время как Южная Осетия все еще апеллирует к родственным и религиозным связям между Северной и Южной Осетией. Потому-то и не исключалась возможность воссоединения двух этих частей одной республики.

Но, судя по всему, независимость в данном случае трактуется и как снижение влияния России. Абхазия, отказываясь присоединяться к нашей стране, тем самым декларирует собственную независимость и собственную самостоятельность в политико-экономическом отношении. Что касается Южной Осетии, то я не исключаю того, что Эдуард Кокойты рассчитывает на определенную самостоятельность в принятии политических решений. Кроме того, он рассчитывает и на финансовую самостоятельность и независимость. Я могу предположить, что Южная Осетия не заинтересована в присоединении к Северной Осетии, потому что против этого могут выступить южноосетинские элиты. В этой связи противоречивое заявление Эдуарда Кокойты обусловлено, судя по всему, тем, что в Южной Осетии еще отсутствует единое мнение по поводу дальнейшей судьбы республики. Элиты вновь признанной республики пока еще не пришли к единому мнению по этому вопросу.

В архиве 11 сентября 2008

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая о встрече Владимира Путина и Дональда Трампа

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!