ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Бег от свободы

. Четыре из пяти опрошенных заявили, что неравенство имущественного положения в современной России является чрезмерным и незаконным, и за распространённую в стране бедность, большинство обвиняли несправедливую экономическую систему (16).

Только четверть или около того русских считают частную собственность важным человеческим правом (1/10). Один российский аналитик приписал такое отношение неравномерному распределению собственности в стране. По его оценкам, только 3.6 миллиона граждан России имеют собственность, которую стоит отстаивать. “В России есть мало людей, у которых есть имущество, которое стоит защищать. И поэтому, есть чрезмерно много тех, кто хочет отобрать имущество у других” (12). Отвечая этому объяснению, данные опросов общественного мнения указывают, что немногим более половины населения считает неуплату долгов и кражи “вполне приемлемым” поведением (1/31).

Дух предпринимательства в России также слаб, потому что устремление к безопасности пересиливает амбиции. Например, в ответ на вопрос “Согласились ли бы вы занять руководящую должность?”, только 9 процентов ответили положительно, в то время, как 63 процента сказали “Нет, ни при каких обстоятельствах” (5/119). Около 60 процентов русских предпочли-бы маленький но надёжный доход, при том, что каких-нибудь шесть процентов были готовы взять на себя риск, связанный с частным предпринимательством (1/14). С каждым уходящим годом, всё большее число русских хочет, чтобы правительство было задействовано в экономической жизни страны (16). В 1999 году, 72 процента сказали, что они хотят ограничить частную экономическую инициативу (1/4). Единственным ярким пятном является то, что молодое поколение более положительно, чем старшее поколение русских, относится к частному предпринимательству и к богатствам, накопленным капиталистическими способами (1/5).

Два представления

Представление России о самой себе противоречиво. Когда их спрашивают, без упоминания о других странах, о том, что они ощущают по отношению к самим себе и их стране, русских распирает от гордости. Они упоминают о своей “драматической истории, богатой культуре, дружбе, честности, открытости, чувствах, спокойствии.” Но особенно они любят хвастаться своей победой во Второй Мировой войне и своим лидерством в завоевании космоса. Они, также, считают, что обладают умением дружить больше, чем любая другая нация в мире (10; 3/64&67).

Но, картина радикально меняется, когда их спрашивают подумать о себе в сравнении с другими нациями. Согласно опросам “Валидаты”, русские страдают от острого чувства неполноценности: у них самый низкий уровень самоуважения среди пяти исследуемых наций (Соединённые Штаты имеют самый высокий показатель). Это наблюдение ведёт к убедительному объяснению недавних тенденций в политике России: после потери чувства национальной самоидентификации после 1991 года, Россия пытается создать новое, основанное на синтезе царизма, коммунизма и сталинизма (3/14). Идентификация народа с сильным правительством – дома и за рубежом – лежит в центре этих усилий. А “сильное правительство” означает военное мастерство, которое инстранцы будут уважать или просто бояться.

Много русских всё ещё видят себя в окружении врагов. Когда, при проведени опросов, их спрашивают: “Есть ли у России враги?” – две трети отвечают утвердительно, приводя примеры (в порядке убывания воспринимаемой величины угрозы) “финансово-индустриальные круги Запада”, Соединённые Штаты, НАТО, российских “олигархов” и банкиров, демократов и исламсих экстремистов. Российские обозреватели поясняют, что людям нужны враги, потому, что они служат единственным источником национального единства; идеалы свободы, они заявляют, оказались неспособными служить психологическим “цементом” (2/103; 12).

Для того, чтобы нарушить планы этих врагов, 78 процентов русских настаивают на том, что Россия должна быть великой державой (2/8). Это стремление проявляет себя различными способами. На вопрос, заданный в 1999 году, назвать десять величайших людей всех времён и народов, отвечающие назвали девять русских. (Единственным иностранцем был Наполеон, наверное потому, что он был побеждён на русской земле.) Первые пятеро в этом списке были Пётр Великий, Ленин, Пушкин, Сталин и астронавт Юрий Гагарин (1/19). Не считая Пушкина, эти исторические личности имеют между собой общее то, что они были успешны в деле создания России как державы, с которой необходимо считаться на земле и в космосе. Когда их спросили, почему они почитали Сталина, люди отвечали: “Он поднял страну” (10).

Ностальгия по Советскому Союзу по большей части проистекает из веры в то, что он сделал Россию большой державой на мировой арене, статус, которой с тех пор был утерян. Когда их спрашивали о том, как-бы они хотели восприниматься другими странами, 48 процентов русских сказали “могущественными, непобедимыми, несокрушимыми, большой мировой державой.” Только 22 процента хотели, чтобы Россия воспринималась как “зажиточная и процветающая”, 6 процентов – как “образованная, цивилизованная и культурная”, 3 процента – как “миролюбивая и дружелюбная” и какой-то 1 процент – как “законопослушная и демократическая” (13). Эти чувтсва помогают объяснить почему так много русских – 74 процента, в одном опросе – сожалеют о распаде Советского Союза (1/9). В другом опросе, проведенному ближе к концу 2000 года, гражданам России задавался вопрос о том, считают-ли они настоящий режим или тот, котрый ему предшествовал “законным, популярным и их собственным”. Целая треть (опрошенных) применила эти термины к Советскому Союзу, режиму, который прекратил своё существование за девять лет до этого

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4

В архиве 25 июня 2004

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Конференция в Ялте 13-14 февраля 2020г.. Интервью с Наталией Нарочницкой

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!