ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Антиреволюционер

. в России сложился антидемократический политический режим, который можно определить как соревновательную олигархию. Он предполагал существование определенного количества в известной степени независимых друг от друга кланов, коалиций, клиентел и отдельных деятелей, соперничающих за политическое влияние, собственность и иные ресурсы. При этом ни один из них не занимал доминирующего положения, что является основой нестабильности, которую при некотором затемнении ума можно принять за динамичность.

Я не согласен со Станиславом Белковским и его соавторами по докладу «Государство и олигархия» и другим работам, которые определяют олигархов как неприменно физических лиц, число которых «неизменно во времени» и проводившими параллель между российской действительностью и историей Венецианской Республики XIII-XVIII веков (с ее «Советом десяти» и пр.) Современность сложнее и динамичнее, олигархами могут быть и были как физические лица, так и коллективные субъекты (»группа Вяхирева» в «Газпроме», к примеру), а состав олигархата время от времени менялся и меняется, наиболее серьезная ротация произошла после «дефолта» 1998 г. Кроме того, олигарх – вовсе не обязательно крупный капиталист.

Российские олигархи могут иметь официальный статус, вплоть до государственного поста, и легально контролировать (руководить, владеть) определенные структуры и ресурсы, а могут управлять ими полулегально или неформально. Главное, что определяет олигарха – это а) обладание подконтрольной крупной собственностью (частной, государственной, смешанной) либо властными полномочиями, позволяющей такую собственность перераспределять или хотя бы самостоятельно включаться в передел, б) участие в управлении государством, преследующее главным образом личные или кланово-корпоративные интересы, в) представительство в публичном пространстве, возможно и опосредованное (через СМИ, партии, общественные организации и пр.)

Общим местом уже давно стало противопоставление «власти» и «бизнеса». Постулируется, что у них принципиально разные интересы. Более того, доходит до примитивизации, когда чиновников представляют bad guys, а предпринимателей – их жертвами. Это совершенно не отражает действительности.

Первое. Весь крупный российский бизнес сформировался исключительно благодаря целенаправленной политике Ельцина, Черномырдина, Чубайса и пр. Все «капитаны бизнеса» либо прямо назначены, либо их «самовыдвижение» было согласовано. Эта схема воспроизводилась на региональном и муниципальном уровне. Появление «несистемных» людей, обычно «авторитетных предпринимателей», вроде красноярского Быкова или свердловского Федулева, в нач. 1990-х гг. собравших под своим контролем целые промышленные конгломераты, было исключением, подтверждавшем правило.

Второе. Если либеральный проект в чем-то и был успешен, так это в десакрализации государства. Крушение СССР и становление новой России сопровождалось культивацией индивидуалистической этики и огульной критикой всей традиции российской и советской государственности. Понятия «долг» и «служение» окончательно девальвировались. В сочетании с открытием каналов частной предпринимательской инициативы, приходом на ответственные властные посты людей, категорически несовместимых с государственной службой, открыто исповедующих антигосударственную идеологию, а также отсутствием адекватных антикоррупционных механизмов это привело к тотальному разложению бюрократии. Вместо грезившегося наивным либералам «государства как поставщика услуг», компактного и прозрачного, возникло множество частных и корпоративных промыслов, которые предоставляли услуги всем желающим в индивидуальном порядке. Чиновник превратился в бизнесмена, т.е. субъекта, чья деятельность имеет целью получение выгоды. Как заметил Максим Соколов, «Левиафан уплыл».

Не выдерживают критики рассуждения по поводу «административного давления на бизнес» и «усиления роли государства в экономике». Давление, конечно, есть, только вовсе не «административное», оно не преследует в реальности каких-то дирижистких целей. Чиновничьи корпорации (естественно, что самые могущественные – силовики и фискалы), лоббируют сохранение или учреждение новых барьеров на рынках в первую очередь в корыстных интересах.

Третье и главное. Чиновники не только патронировали бизнесменов, собирали с них взятки и «давали поручения». Они сами активно занимались бизнесом и в традиционном смысле этого слова. Мне лично известны десятки высокопоставленных чиновников, живущих не только и не столько взятками и казнокрадством, сколько доходами от компаний, владельцами и совладельцами которых они являются. Собственность эта может быть оформлена на жен, детей, других родственников, управлять ей могут доверенные люди, но конечные выгодоприобретатели, они же настоящие хозяева – сидят в казенных кабинетах по всей стране от Калининграда до Петропавловска-Камчатского. Очень многие преуспевающие предприниматели, выдающие себя в интервью «Эксперту» или Forbes за self made men, на самом деле состоялись исключительно благодаря наличию неафишируемых бизнес-партнеров, занимающих властные посты. Уверен, что таковые найдутся даже в компаниях, похваляющимися своей открытостью.

Да, со временем частные бизнесмены стали делегировать во власть своих представителей, сами занимали госдолжности. Но был и обратный процесс – чиновники уходили легально возглавлять собственный или «крышуемый» бизнес. Некоторые сходили туда и обратно уже по нескольку раз. Если крупный чиновник не имеет собственного бизнеса, то только потому, что он сам этого не хочет. В итоге в попытках определить где заканчивается «бизнес» и начинается «власть» приходится вспоминать формулу Исаака Бабеля: «полиция начинается там, где заканчивается Беня», т.е. признавать, что одно продолжено в другом.

Разумеется, я утрирую

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

В архиве 15 января 2005

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Конференция в Ялте 13-14 февраля 2020г.. Интервью с Наталией Нарочницкой

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!