ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

СУДЬЯ ГААГСКОГО ТРИБУНАЛА ДАЕТ ПОКАЗАНИЯ

Spiegel: Международный трибунал находится в тупике. Процессы тянутся бесконечно, часто в них выступают сомнительные свидетели. Кто виноват в сложившейся ситуации?

Шомбург: Прежде всего, критически стоит отнестись к зачастую неясным обвинительным заключениям. Они нередко содержат в себе «про запас» целый спектр возможных преступлений. Складывается впечатление, что сначала приходит в действие приказ об аресте и лишь после этого начинается настоящее расследование – то есть в обратном порядке по сравнению с тем, как это происходит в Германии, когда поводом для ареста является серьёзное подозрение в совершении преступления. Препятствием в работе служат также неполные сведения, которые нам, судьям, предоставляет прокуратура.

Spiegel: Что это означает, если говорить открытым текстом?

Шомбург: Мне не по себе выносить приговор, зная, что у Трибунала могут иметься важные для решения суда документы, к которым я, однако, не имею никакого доступа. Одна прокуратура имеет доступ к полному банку данных. И она же без всякого контроля решает, какие доказательства предоставлять судьям и каких свидетелей вызывать.

Spiegel: Какие последствия это может иметь для подсудимых?

Шомбург: Вполне может случиться так, что двое подсудимых получат различные приговоры при наличии одинаковых обстоятельств дела только по той причине, что в суде были представлены разные доказательства. Прокуратора господствует над всем процессом, судьи не имеют на него никакого влияния. Это является следствием того, что региону, привыкшему к континентальной правовой системе, в которой скорее материальная доказательная база решает исход дела, была навязана англо-американская правовая система. Кроме того, если в преддверии процесса доходит до «соглашения» между прокурором и подсудимым, тогда нам в суд представляется и вовсе неполное обвинение. Поэтому судьи не могут правильно расценить, оправдано ли достигнутое смягчение наказания…

Spiegel: …как, например, в деле Биляны Плавшич, бывшей в прежние времена доверенным лицом лидера боснийских сербов Радована Караджича и впоследствии ставшей президентом Сербской Республики, которая была осуждена на 11 лет тюремного заключения.

Шомбург: У меня не находится объяснения подобного рода мягкому приговору. Если уж и пускаться в столь сомнительные соглашения, которые едва ли соответствуют международному уголовному трибуналу, то следует хотя бы обязать лиц, извлекших пользу из данного соглашения, дать правдивые показания в других процессах. Госпожа Плавшич не сделала этого до сих пор ни в одном открытом судебном процессе.

Spiegel: В Белграде многие политики и большинство граждан отказываются от сотрудничества с трибуналом. Спровоцировал ли это сопротивление обороны агрессивный образ действий главной обвинительницы Карлы Дель Понте?

Шомбург: Прокурор должен был концентрироваться на судебных процессах и сотрудничестве с заинтересованными государствами, а не вмешиваться в текущие политические процессы. Обнародование накануне выборов обвинений в недостаточном сотрудничестве не поможет делу, хотя понятно, в какой сложной ситуации находятся ответственные лица в регионе. Необходимо скорее вдохновить людей вместо, того чтобы работать с помощью угроз и запугиваний.

Spiegel: В каком объеме США, будучи одним из основных финансистов трибунала, влияют на его работу или, чего доброго, задают основное направление?

Шомбург: В течение последних лет США играли не всегда положительную роль в нашей работе. Часто задаваемым вопросом является: почему этот трибунал действует только для бывшей Югославии и Руанды? Почему США, которые во многих областях считаются блюстителями основных прав и свобод, не допускают создание независимого международного трибунала в других регионах мира, таких, как, например, Ирак? Следовало бы создать международный уголовный трибунал, который бы покончил с политикой ненаказуемости преступлений и лишил бы неприкосновенности высокопоставленных политиков и военных.

Spiegel: Это, естественно, наталкивает на вопрос: можно ли предыдущего югославского президента Слободана Милошевича считать ответственным за изнасилования в лагерях для военнопленных и не считать таковыми американских политиков за третирование иракских военнопленных?

Шомбург: Я остаюсь оптимистом. Принцип равенства всех перед законом должен в конце концов победить. Я верю, например, в то, что Китай станет одним из следующих крупных государств, которое ратифицирует Римский Устав Международного уголовного трибунала. Россия и США также не смогут долго уходить от силы права.

Spiegel: Не сомневаетесь ли Вы в искренности мирового сообщества, особенно ввиду фарса вокруг поиска предполагаемых военных преступников Ратко Младича и Радована Караджича?

Шомбург: На самом деле поразительно, что до сих пор не были арестованы самые разыскиваемые люди планеты, к которым относится и хорватский генерал Анте Готовина. Никто не сможет убедить меня в том, что при наличии определенной политической воли это было бы невозможно. До сих пор удавалось задержать каждого, кого действительно серьезно искали, и не важно, где он находился.

Spiegel: Не утихают слухи, что Караджич находится под защитой Вашингтона, а Готовинаскрывается во Франции.

Шомбург: Я не могу в данном случае высказывать догадки, но вполне возможно, что одной из причин тому могут быть большие политические интересы.

Spiegel: К концу 2008 года планируется закрыть трибунал для дальнейших дел. Как Вы считаете, завершится ли к тому времени громкий процесс против Милошевича, если учесть тот факт, что Милошевич ведет тактику затягивания дела?

Шомбург: Обвиняемые, которые не могут исключить того, что суд вынесет приговор не в их пользу, часто ведут тактику затягивания судебного разбирательства

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2

В архиве 21 декабря 2006

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым» от 01.11.18

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!