ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

РОССИЯ И МИРОВОЙ ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС

. «Но за этой нелепой теорией стояла грозная действительность в лице Российской империи — той империи, в каждом шаге которой обнаруживается претензия рассматривать всю Европу как достояние славянского племени и, в особенности, единственно энергичной части его — русских; … той империи, которая за последние 150 лет ни разу не теряла своей территории, но всегда расширяла ее с каждой… войной. И Центральная Европа хорошо знает интриги, при помощи которых русская политика поддерживала новоиспеченную теорию панславизма…». И мышление и политика самого Николая I, свято соблюдавшего принцип легитимизма и Венскую систему 1815 года, тем более, его канцлера К.Нессельроде, больше всего дорожившего взаимопониманием с князем Меттернихом, были настолько далеки от этих приписываемых целей!

Однако не только мифический панславизм русских царей вызывал революционное негодование Ф.Энгельса. Не менее гневную отповедь вызвал и «демократический панславизм» Михаила Бакунина. Идея Бакунина о естественном органическом слиянии революционных потоков Западной Европы и славянства в подлинно общеевропейской революции для Энгельса была крамольной. Бакунин осмелился считать славян достойными участвовать в борьбе за победу революционной Европы, в которой им вовсе не отводилось место.

В своей статье о целях Новой рейнской газеты Энгельс весьма отличился в полемике по национальному вопросу, указав, что в ближайшей мировой войне с лица земли исчезнут не только «реакционные классы и династии, но и целые реакционные народы», что «тоже будет прогрессивным». Классик интернационализма считал славян народами, которые «нежизненны и никогда не смогут обрести какую-нибудь самостоятельность». Они, якобы «никогда не имели своей собственной истории … лишь с момента достижения ими первой, самой низшей ступени цивилизации уже подпали под чужеземную власть или лишь при помощи чужеземного ярма были насильственно подняты на первую ступень цивилизации». В расистском задоре Энгельс утрачивал последние проблески интернационализма. Славяне — контрреволюционны изначально, они «всюду… были угнетателями всех революционных наций». Но «способные и энергичные» немцы и венгры являются ни больше и ни меньше как носителями цивилизации для своих соседей славян. Правда, исключение классик делал для поляков. Отказывая православным славянам в праве бороться против Габсбургского ига, марксисты, казалось, безусловно поддерживали ненависть поляков к «реакционной» России.

Эту ненависть с горечью отмечал А.Герцен, описывая собрание, где Адам Мицкевич пламенно призывал к новому походу на Россию двунадесяти языков. Возглавить его он призывал опять «представителя великой Франции». Это был Наполеон III — фигура, прямо сказать, постыдная для либерала, но все неважно, лишь бы против России. Похоже, А.Мицкевичу была неизвестна подлинная цена польского вопроса у идеологов революции, как очевидно ему было неведомо, что и его кумир — Наполеон Бонапарт считал Польшу разменной картой в игре с Россией. Как только провалились надежды на то, что новое польское восстание подожжет Россию и взорвет европейскую систему, козырь немедленно обесценился. В письме К.Марксу Энгельс прямо объявил поляков — пропащей нацией — «une nation foutue, которая нужна как средство лишь до того момента, пока сама Россия не будет вовлечена в аграрную революцию…»

При этом задачей всегда было направить поляков в ходе войны с Россией на Восток, чтобы обеспечить решение проблемы западных польских границ в пользу Германии. «Тогда вопрос о размежевании между охваченными войною нациями стал бы второстепенным по сравнению с главным вопросом — об установлении надежной границы против общего врага. Поляки, получив обширные территории на востоке, сделались бы сговорчивее… на западе». В конце письма весьма впечатляющий вывод: «взять у поляков на западе все, что возможно, занять их крепости немцами, пожирать их продукты, а в случае, если бы удалось вовлечь в движение русских, соединиться с ними и вынудить поляков на уступки».

Не только эти откровения, но и сама жизнь этих столпов была разительным контрастом их философии. Многие исследователи, сравнивая русских революционеров и их духовных отцов, замечали полную противоположность Маркса и Бакунина, который обличил Маркса и коммунистический интернационал в служении исключительно еврейским целям, что и стало одной из причин их конфликта. В Бакунине все искренно: его борьба, его страдания и смерть. В жизни Маркса все фальшиво: 30 лет подстрекательства из читальни Британского музея, удобная жизнь за счет Энгельса, расчетливая женитьба на немецкой аристократке, богатые похороны с надгробными речами; типичный мещанин, завистливо воюющий против «буржуазии».

Все мифы, что самые враждебные имперские европейские силы приписывали России, в полной мере демонстрируют статья Ф.Энгельса «О внешней политике русского царизма», впервые появившаяся в 1890 г в журнале «Die neue Zeit» и в английском журнале «Time», а также работа Маркса «Secret Diplomatic History of the XIX Century». В советское время самые одиозные работы Маркса и Энгельса по России вскоре были заперты за толстыми стенами специальных архивов. В статье Энгельс говорил, что все успехи России на международной арене в XIX веке проистекали от того, что во главе ее внешней политики якобы стояла всемогущая и талантливая шайка иностранных авантюристов, основавшая «своего рода новый иезуитский орден», который ловко надувал всех европейских правителей, которым Энгельс явно более симпатизировал. Эта «шайка», — писал Энгельс, — сделала Россию великой, могущественной, внушающей страх, и открыла ей путь к мировому господству».

Очевидная враждебность самому историческому существованию России, беззастенчивое повторение наиболее предвзятых и абсурдных инсинуаций из британской и польской эмигрантской публицистики, сделала эту работу Энгельса первой стратегической мишенью для Сталина, когда он начал осторожно ревизовать марксизм

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

В архиве 22 декабря 2003

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» от 27.01.2019

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!