ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

РОССИЯ И ЗАПАД В НОВЫХ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ РЕАЛЬНОСТЯХ

— это акцент на примате якобы универсальных наднациональных ценностей и «общемировых» интересов над архаичными национальными. Центральной идеологемой стали права абстрактного человека. Философия этого тезиса — логическое завершение идеи автономности от Бога человеческой личности, итог безбожного Просвещения, который к концу Тысячелетия привел к полной атеизации и дегуманизации понятия человек и низвел свободу к свободе инстинктов, что означает рабство духа. Провозглашение жизни как высшей ценности подрывает не только двухтысячелетнюю христианскую культуру, но и простейшие формы человеческого общежития. Если жизнь высшая ценность, то мать не закроет собой дитя, муж отдаст жену насильнику. Понятие отечества и государства лишены смысла, ибо защищать их некому. Это дегуманизация человека, его бестиализация, так как человек только там, где дух выше плоти. Вера, Отечество, долг, честь, любовь — метафизические ценности были для человека выше жизни, а для христиан вдохновляющим образом была Крестная Жертва Спасителя, и в Евангелии сказано: «нет больше той любви, как если кто душу свою отдаст за други своя».

Эта концепция имеет и социальные следствия. Человек, свободный от ассоциаций с высшими духовными ценностями — религиозными, национальными, семейными, становится не гражданином Отечества, а гражданином мира, живущим по принципу «ubi bene ibi patria» — «где хорошо, там и отечество» — то есть «хлебом единым». Такому человеку удобнее мировое правительство, а не правительство национальное. Нация перестает быть преемственно живущим организмом, связанным духом и общими историческими переживаниями, и превращается в народонаселение — в охлос, но за охлократией всегда стоит всесильная олигархия. Строительство такого мирового правительства — налицо, как и налицо эрозия суверенитета и нации как главного субъекта международных отношений.

Второе — парадоксальный возврат к идеологии «сверхгосударства» для избранных, однажды сформулированной геополитикой немецкого «Gro?raum». США для себя самих демонстрируют доктрину: «в самой сути государства не признавать над собой никакой силы». Ее автор Генрих фон Трейчке дал и лозунг «Deutschland uber alles», сначала вдохновлявший железного канцлера О.фон Бисмарка, а затем получивший известное воплощение в ХХ веке.

Еще в начале 90-х корифей американской внешней политики Дж. Кеннан указал в предисловии к новому изданию Доклада Фонда Карнеги о Балканских войнах, что по завершении военного конфликта в Боснии мир окажется перед лицом «безобразной проблемы». Ее решение потребует «нового» территориального статус-кво и «внешнего принуждения, чтобы заставить стороны принять его». Те, кто будут решать, должны быть способны «применить силу». Впрочем, еще Н.Данилевский отметил склонность англосаксов к двойным стандартам: «формалистическая» во внутренних делах «Англия не страдает… излишнею привязанностью к легальности в делах внешней политики» и «не задумывается бомбардировать столицу государства, с которым не находится в войне».

Ставя себя над международными законами, США привлекают универсалистскую идею и провозглашают «мировое правительство» через некое подобие доктрины Брежнева: защита демократии и прав человека — общее дело мирового сообщества. Так философия либерализма парадоксально извращается в нетерпимую и тоталитарную систем, не терпящую иных ценностей. Впрочем, политика всех должна быть проамериканской, иначе демократия немедленно объявляется ненастоящей, а само государство фашистским.

Влюбленные в Запад московские либералы устранили такого «монстра» — СССР, чтобы бедняжечка Европа не пугалась и могла доставлять всем прогресс бомбами без помех. Прозападная интеллигенция, похоже, и далее с пиететом будет принимать менторские назидания США в области демократии, прав и свобод. Они по-прежнему сопротивляются державному пробуждению России, любому демаршу по отношению к Западу. Хотя это на глазах восстанавливает толику уважения к России. Смердяковское отношение к целям и ценностям русского национального бытия (»Я всю Россию ненавижу-с») делает их заложниками и обрекает на постыдную поддержку любых замашек их кумиров. Идеологи профессорских кабинетов и диссидентских кухонь, неспособные к созидательной работе, призывают покориться Западу, что якобы интегрирует Россию в мировую хозяйственную систему. Однако в этом есть большие сомнения.

Наивно думать, что Россия, отказавшись от своего национально-исторического лица, будет принята в «золотой миллиард». Это, судя по всему, совсем не входит в планы, и поэтому Запад делает все, чтобы российский национальный капитал не сформировался в реальный фактор стабильности и единства страны, поощряя лишь капитал оборотный, ростовщический, по определению компрадорский. Никогда еще столь трагически не расходились интересы западников с интересами страны. Причем это относится как долготерпеливому народу, так и к его национальному производственному капиталу. Любого, кто настаивает на существовании у России, ее капитала и культуры интересов, не совпадающих с интересами Запада, сразу обвиняют в изоляционизме. Изоляцией грозит и Запад в случае возвращения ее к статусу великой державы — той державы, без которой ни одна пушка в Европе не стреляет. Но исторический опыт, как прошлого, так и последних лет говорит о том, что изолировать сильную и самостоятельную Россию Запад не сможет, да и не захочет, ибо это слишком большая системообразующая величина.

Чем сильнее и самостоятельнее Россия, тем важнее она для Запада, хотя это будет поначалу сопровождаться враждебностью. Нынешнее унижение России — как раз следствие утраты ею роли самостоятельной исторической величины. С ней вообще перестанут считаться, продолжая опекать ее идеологических клевретов. Если же элита займет державные позиции и Россия возродится, «изоляции» — отказу в членстве в мировой олигархии будет подвергнута не Россия, а ее предатели, они же этого не желают. Вот где корень зла

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5

В архиве 22 декабря 2003

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» от 27.01.2019

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!