ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Объединение церквей — объединение народа

.

— Отец Тихон, вы сказали, рана кровоточит, ее необходимо залечить. Вы говорите о том, что необходимо объединение, вера объединяет нацию. Опять же это метафора, это слова, которые человек обычный, ходит ли он в церковь или не ходит, каждый день не проживает и не ощущает. И кровоточащая рана, может быть, она ощущается на уровне иерархов Православной церкви. А насколько она на человеческом базисе чувствуется? Потому что мы уходим, мне кажется, в какое-то пространство красивых слов, метафор, ритуалов в нашем разговоре.

О. ТИХОН: Человек, далекий от нашей отечественной истории, вполне может не ощущать этого болевого порога, он за пределами этого болевого порога. Были старообрядцы, ну, разделились. В конце концов, что нам до них? Была Гражданская война, были белые, красные, была какая-то буча. Сейчас, к сожалению, некоторые молодые люди не знают и о том, что происходило в Великую Отечественную войну. Но вопрос, насколько это нормально. Наверное, это все-таки некая историческая болезнь этих людей.

Что касается того вопроса, который вы задали. Представьте себе, впервые за всю тысячелетнюю историю России, возможно, будет преодолен раскол.

— Вы произносите слово «раскол». Но ведь иерархи и Русской православной церкви за рубежом, и Русской православной церкви избегают этого слова.

О. ТИХОН: Когда шли переговоры, мы боялись обидеть друг друга, боялись задеть какие-то струны — и так было столько нанесено, как это всегда у русских бывает, и оскорблений, и обид. Боялись произнести это слово. Но на самом-то деле это был именно церковный раскол. Таких расколов было несколько. Мы знаем старообрядческий раскол. Второй — вот этот. В истории России ни разу раскол не был уврачеван. И вот сейчас мы можем присутствовать, возможно, и очень хочется надеяться, во время исцеления раскола, впервые за всю российскую историю.

НАРОЧНИЦКАЯ: Русские люди тем самым демонстрируют, что, несмотря на нищету, несмотря на соблазны таким западным раем, которым нас соблазняют с экранов телевизоров, для них важно нечто духовное. Я считаю, что, пожалуй, после победы в Великой Отечественной войне это второе великое событие в национальной истории.

— Полет Гагарина в космос — это тоже было объединение народа.

НАРОЧНИЦКАЯ: Это успех в рациональном освоении окружающей нас природы.

— А мне кажется, что это какая-то мечта была, объединяющая нацию. Атеистическая в некотором роде, но очень важная.

НАРОЧНИЦКАЯ: Я не думаю, чтобы противоречило верующему человеку исследовать космос.

О. ТИХОН: Не противоречило.

НАРОЧНИЦКАЯ: Это очень яркий, большой прорыв, но это все равно как радоваться больше всего строительству Вавилонской башни или огромного высотного здания. Вот никто до нас не строил в 50 этажей, а мы в 100 построили. Нет, это совсем другое. Это то, что не приносит сиюминутного, но это создает ту мировоззренческую раму, ощущение, ради чего мы живем и все-таки кто мы на самом деле. Мы же люди, мы же не животные. Для нас важно есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть. Смысл жизни. Все это связано, конечно, и изначально закладывается верой. Я не буду отрицать, что большинство людей вокруг нас каждый день не задумывается и не прочувствует это. Но они все-таки чувствуют это интуитивно, потому что, когда возникает какая-нибудь тема, оказывается, что сочувствующих гораздо больше. Вы знаете, что опросы общественного мнения, научные, а не на потребу выборам, в рамках огромной программы «Сравнительный анализ обществ» вместе с фондом Эберта в 2000 году показали: отношение к молитве в постсоветской России положительное — 70 %, в Германии — 30 %? Вот сколько русских ни учили материализму…

— Мы говорим, что это большое событие для нашей общественной жизни — объединение церквей. Но у нас страна светская, во-вторых, многоконфессиональная. И такой упор на объединение Православной церкви не ущемляет ли, не производит ли какого-то перекоса?

НАРОЧНИЦКАЯ: В основном очень ложно трактуют понятие «светское государство». Светское — это не означает атеистическое и богоборческое. Это значит, что церковь не вмешивается в назначение министров, не участвует, как в Средние века, в том, сколько финансов направить туда или сюда. И при приеме на работу мы не имеем права лишать кого-то шанса на основании, что он принадлежит к другой вере или атеист. Но мы начали с того, что церковь не может быть отделена от общества, не перестав быть церковью, потому что она учит смыслу жизни, общению с Богом, она есть посредник между человеком и Богом. И поэтому это совершенно не противоречит. Более того, я бы сказала так: скажем, для ортодоксального верующего мусульманина наибольшей антитезой и противоположностью является как раз богоборец и атеист. А вовсе не верующий.

— У нас есть звонок слушателя.

СЛУШАТЕЛЬ: От имени русских православных раб Божий Игорь хотел поблагодарить отца Тихона за то величайшее событие, которое совершилось на наших глазах, — объединение двух церквей. Огромное вам спасибо от людей, которые праведно славят Господа нашего Иисуса Христа.

О. ТИХОН: Спасибо большое, конечно, очень приятно слышать такие слова.

— Я уточню, что была создана комиссия еще несколько лет назад, в которой принимал участие отец Тихон, по процессу объединения церквей.

О. ТИХОН: Вы говорили о том, насколько важно это событие для обычного человека. Если позволите, такое сравнение. Вдруг мы узнаем, что у нас есть брат или сестра где-то за границей, родные брат и сестра, которые с враждой в силу обстоятельств исторических относились к нам. Но они наши родные и самые близкие и по крови, и по духу люди. Мы об этом узнаем. Вначале не понимаем ни мы их, ни они нас. А потом постепенно узнаем, что, действительно, мы очень близки духовно, и идем друг другу навстречу. И в конце концов вновь созидаем ту семью, которая была завещана нашими предками, нашими отцами

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5 6

В архиве 17 мая 2006

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» от 27.01.2019

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!