ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Объединение церквей — объединение народа

В Сан-Франциско до 19 мая будет проходить Архиерейский Собор Русской православной церкви за границей. Как ожидается, на нем будет принят акт о каноническом общении с Московским патриархатом. Напомню, что ранее, на 4-м Всезарубежном Соборе были приняты две резолюции, одна из которых была посвящена теме воссоединения двух частей Русской церкви. Акт о каноническом общении вступит в силу в случае принятия его Архиерейским Собором Русской православной церкви за рубежом и Синодом Русской православной церкви Московского патриархата. О том, что происходит в период объединения двух церквей, мы будем разговаривать с нашими гостями. Это архимандрит Тихон, наместник Сретенского монастыря и Наталья Алексеевна Нарочницкая, доктор исторических наук, заместитель председателя Комитета Госдумы по международным делам.

— Я хотела бы начать наш разговор со следующего тезиса. С одной стороны, объединение двух церквей — Русской православной церкви и Русской православной церкви за рубежом — это крупное, несомненно, но внутрицерковное событие. Тем не менее оно стало актом светской жизни, получило довольно широкий резонанс. Я напомню, что несколько лет назад президент России во время своего визита в США лично встречался с представителями Русской православной церкви за рубежом, с митрополитом Лавром и говорил о необходимости объединения. Теперь сообщения из Сан-Франциско становятся первым сюжетом в новостях, и комментируются эти события не только представителями Православной церкви, но и представителями государственной власти и общественных организаций. Отец Тихон, скажите, пожалуйста, почему так случилось, почему церковное событие становится событием гораздо большего масштаба? Для церкви это очень важно, я понимаю.

О. ТИХОН: Несомненно. По всей видимости, это важно и для государства, если и президент страны, и некоторые депутаты Государственной Думы после резолюции Всезарубежного Собора выступили по этому поводу. И из других государственных органов мы получали самые доброжелательные, самые искренние слова поддержки и сочувствия. Церковь у нас отделена от государства, это несомненно. Но конечно же, как говорил об этом не раз Патриарх наш Святейший, церковь не отделена от общества. И, конечно же, это огромное общественное событие. Консолидация народа, консолидация страны. Сама возможность того, что мы в нынешние, не лучшие, наверное, годы для России можем не только разорять, размежеваться, но и созидать и собирать нашу страну, в том числе народ, рассеянный по всему миру, — это, несомненно, не только религиозное, но и общественно-государственное событие.

— Существуют три ветви Русской православной церкви: Константинопольский экзархат, Русская православная церковь за рубежом и Русская православная церковь. И все они довольно успешно вне друг друга существуют. Для чего необходим процесс объединения для православия?

О. ТИХОН: Русская православная церковь — это все-таки одна особая семья. И когда семья разъединена, а особенно когда она разъединена так, как Русская православная церковь Московского патриархата и Зарубежная церковь, которые не имели самого высшего духовного — евхаристического, литургического — общения, не могли причащаться друг с другом, это, конечно, огромная рана. И эту рану православные люди очень остро ощущали. И всегда была внутренняя потребность эту рану исцелить, залечить. Конечно, долгие годы мы не могли кроме как в мечтах подумать о том, что мы можем воссоединиться. В уставе Зарубежной церкви написано, что Русская зарубежная церковь существует как свободная церковь за границей временно, до падения безбожного режима в России.

— То есть изначально идея объединения была заложена в 20-е годы.

О. ТИХОН: В 20-е годы, когда Зарубежная церковь отделилась от Московской патриархии по политическим соображениям. И вот сейчас, когда пришло это время, когда гонения и несвобода церкви ушли в прошлое, сейчас этот вопрос естественным образом встал и перед Москвой, и перед зарубежьем.

— Вопрос Наталье Нарочницкой. Объединение церкви — почему это акт гражданской жизни, светской жизни? Даже для людей, может быть, не воцерковленных?

НАРОЧНИЦКАЯ: Вы сами начали нашу беседу с факта, что все средства массовой информации, большая часть которых не только не воцерковлена, а даже и не сочувствует отнюдь православию, помещают это на первых страницах, как новость номер один. Это значит, даже отрицая на словах значимость церковной жизни для общества в светском государстве, они интуитивно понимают, что воссоединение нации в такой ее, что ли, ипостаси духа — это то самое главное, может быть, что может послужить затем консолидации национального сообщества вокруг государства. А это означает уже укрепление государства.

Не претендуя на богословскую глубину, я такую метафору скажу: у народа есть дух, душа и тело. Вот тело — это национальная государственность, она тоже вся разрезана, кстати. Душа — это культура, а вот дух — это вера. И у нас было разделение всего. И вот начинается объединение с духа, то есть с самого главного. Это величайшее событие. И для меня как международника профессионального совершенно очевидно, что последствие позитивное этого результата мы, может быть, сразу даже не ощутим. Но то, что задается вектор существования России в будущих веках и в бессмертии, надеюсь, это безусловно. Сам факт решения говорит о таком мужестве, о таком осознании значения этого шанса, что это уже вызывает уважение.

Отец Тихон сказал, что в ХХ веке мы только делились, мы стояли друг против друга все время, в 1917-м, в 1991 году, и кричали: «Распни его, распни его, покайся!» И весь мир, глядя на русских, которые не могут найти согласия ни по одному вопросу прошлого, настоящего и будущего, пожинал плоды вот этой нашей атомизации и неспособности именно ощутить себя неким единым, преемственно живущим организмом

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5 6

В архиве 17 мая 2006

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!