ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Н.Нарочницкая: "Исторический нигилизм опаснее, чем экономические неурядицы"

Что дозволено быку, не дозволено Юпитеру

Вопрос взаимоотношений государства и Церкви многие православные склонны решать в мечтательном духе: в России должен быть православный государь, и тогда все наладится. По мнению депутата Госдумы, историка Натальи НАРОЧНИЦКОЙ, для того, чтобы «все наладилось», необходимо единство христианского идеала у общества и монарха. Поэтому православную монархию еще надо заслужить

Наталия Нарочницкая. Фото А.Джуса
Наталия Нарочницкая. Фото А.Джуса

Наталья Алексеевна Нарочницкая родилась в Москве в 1948 году. Дочь академика А. Л. Нарочницкого, автора фундаментальных трудов по международным отношениям; мать — Л. И. Нарочницкая, историк, была партизанкой во время Великой Отечественной войны. Наталья Алексеевна окончила с отличием МГИМО. Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН. Владеет английским, немецким, французским и испанским языками. Депутат Государственной думы РФ 4-го созыва, заместитель председателя комитета Государственной думы по международным делам. Президент Фонда исторической перспективы. Автор острополемического фундаментального историко-философского исследования «Россия и русские в мировой истории» (М., 2005, Международные отношения, 525 стр.) и научно-публицистической книги «За что и с кем мы воевали». В 1982-1989 годах работала в Секретариате ООН в Нью-Йорке.

— Наталья Алексеевна, для чего вы решили избираться в Думу?

— Я очень долго сомневалась, прежде чем на это решиться. В первой половине 90-х я была политически очень активна, даже с грузовика выступала в Останкине и на Манежной площади — мой протест был тогда против того, что под флагом прощания с тоталитаризмом мы выкидываем 300 лет вовсе не советской, а русской истории. Мне казалось чудовищным, что нация этого не понимает. Потом я отошла от политической деятельности, стала много писать, хотя равнодушной к происходящему не была и, наверное, не смогу быть никогда. И все же я решила попробовать избираться, потому что голос депутата слышней, и особенно это необходимо для людей, близких по мировоззрению.

— В обществе по-прежнему распространено мнение, что политика — это обман, «грязное дело». Как вы к этому относитесь?

— Грязным может быть любое дело, если не различать добра и зла и не руководствоваться тем, что должно и что праведно. Политика — наоборот, та сфера, где можно реализовать побуждения, когда человек хочет что-то сделать не только для себя. Важно, есть ли у политика какое-то внутреннее задание, или он руководствуется только сиюминутным, чтобы что-то получить. Государственная деятельность и политическая жизнь стоят в центре житейских дел и попечений, и здесь концентрация всех соблазнов. Безусловно, пороки в жизни политиков есть — человек грешен и общество грешно. Но ведь происходит и много хорошего. И политики нередко жертвуют чем-то своим, чтобы помочь кому-то. Я знаю вокруг себя массу людей, которые не успевают есть, мало спят, забросили все свои личные планы, даже воспользоваться депутатской зарплатой и предоставляемыми возможностями отдыха не могут — так заняты делами других людей, это чистая правда…

— В чем, на ваш взгляд, сегодня главная политическая угроза для России?

— Наибольшая опасность у нас внутри страны, а не вне. Информационно-аналитическое поле сложилось в период, я так тактично назову, «нигилизма» конца 80-х — начала 90-х годов. Опасен этот нигилистический взгляд на Россию, на ее исторический путь, на все, что составляет красоту и смысл русской исторической жизни. Наблюдается консолидация против нашей духовной традиции — это проявляется, например, в яростном сопротивлении введению основ православной культуры.

Цинизм, исторический нигилизм, который насаждается, опаснее, чем экономические неурядицы. Народу внушают, что Россия неудачница в мировой истории, что у нее не было истории ни до 1917-го, ни до1991 года, что она должна только кому-то подражать — в результате нарушается естественный ход вещей, и люди не хотят даже рожать детей. Лишь когда каждый человек посчитает естественным для себя передавать из поколения в поколение ценности национального бытия, национальной культуры, тогда и будет обычная нормальная жизнь. Государство сразу перестанет быть просто территорией с народонаселением и отметкой в паспорте, а станет нацией, Отечеством. Тогда национальные интересы не нужно будет разъяснять, все и так будет понятно. И чем больше народ возвращается к вере, тем больше восстанавливается та незримая, неосязаемая, но самая прочная связь между людьми, и возникает ощущение принадлежности к целому. Когда категории «я» и «мы» живут неслиянно, но и нераздельно — это и есть подлинная нация, которая рождает государство. Разобщенность, отсутствие высших целей исторической жизни — это куда опаснее, чем абсолютное и относительное по Марксу обнищание трудовых масс.

— Почему и когда возникла аксиома, что самая лучшая форма правления — это демократия?

— Демократия становится оптимальным способом существования общества, когда утрачен единый религиозно-мировоззренческий идеал. Но я считаю, что демократия и либерализм — это совершенно разные вещи. Демократия — это всего лишь механизм и способ организации жизни в обществе, и этим способом могут пользоваться любые идеологии, а либерализм — это философия, это мировоззрение. Он у нас совершенно не прививается — это очевидно, но насаждается почти тоталитарными методами. Права человека при этом либерализме — это права не иметь никаких ценностей, не различать порок и добродетель, а также запрещение отрицательно к этому относиться. Если христианам запрещается выражать христианское суждение о том или ином явлении — какая же тут демократия

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4

В архиве 17 августа 2006

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!