Историк своего Отечества  |  НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Историк своего Отечества

Алексей Леонтьевич Нарочницкий
Алексей Леонтьевич Нарочницкий

16 февраля исполняется 100 лет со дня рождения одного из корифеев отечественной исторической науки, академика Алексея Леонтьевича НАРОЧНИЦКОГО (1907–1989). Его вспоминают как учёного редкостной энциклопедической образованности, виртуозного мастера многопрофильного анализа, блистательного лектора, учителя сотен кандидатов и докторов наук, создателя своей научной школы. Его труды по истории международных отношений, внешней политике России признаны классическими, переведены на многие языки. Им как учёным, интеллектуалом восхищались в Америке, Франции, Германии. О своём отце рассказывает доктор исторических наук, депутат Государственной Думы Наталия НАРОЧНИЦКАЯ.

Наталия Алексеевна, внешне жизнь вашего отца представляется вполне благополучной – действительный член АН СССР, автор и редактор более 400 научных работ, лауреат Сталинской премии 1942 года как один из авторов фундаментальной «Истории дипломатии»…

– Не забывайте, с какими историческими драмами и переменами совпала жизнь моего отца. И непролетарское происхождение (отец – разночинец, директор народного училища, а мать – столбовая дворянка), и неизменная позиция интеллигента-почвенника, никогда не считавшего Россию ни «тюрьмой народов», ни «жандармом Европы», определили очень непростую судьбу отца. Как русский человек и как историк он пережил революцию и крах Великой России, ортодоксальный ранний большевизм, который сокрушил счастливый мир его детства и культуру, затем Сталина, Великую Отечественную войну, хрущёвскую «оттепель», время застоя и, наконец, перестройку…

В 1937 году был репрессирован его брат – инженер-технолог Киевской электростанции Юрий Леонтьевич Нарочницкий. С тех пор ни моя бабушка Мария Владиславовна, ни папа ничего не знали о его судьбе. С этого момента отец в течение двадцати лет был «братом врага народа» и постоянно был готов к аресту…

И на этом фоне отец тем не менее всю жизнь боролся против марксистского нигилизма по отношению к русской истории. Для Нарочницкого стремление восстановить преемственное отношение к русской истории составляло едва ли не главный смысл его жизни и исследований. Именно он стал формировать «школу» в изучении международных отношений, глубоко оппонирующую большевистской «школе Покровского» на фактах и документах. Отсюда – его концептуальные разногласия со многими историками и «администраторами» от науки, среди которых было немало его ярых недоброжелателей, даже при отсутствии личного соперничества. Многие его личные неурядицы, как и препятствия в профессиональной карьере, коренились в том, что в нашей исторической науке вплоть до сегодняшнего дня «школа Покровского» сохраняет немало влиятельных последователей.

В начале 50-х годов, когда после национального подъёма в годы войны началось возвращение к энгельсовому презрению к России, была провалена одна его монография. Нарочницкого обвинили в «обелении царизма» и недостаточной «революционной боевитости». В те же годы к отцу начал придираться заместитель директора МГПИ – сотрудник органов. Настал момент, когда отец получил и официальный запрос – требование вновь «подробно рассказать» о брате. Мама вспоминает, как отец сидел в их комнате в коммунальной квартире на Гоголевском бульваре, а я, малышка, играла рядом. Вдруг у него вырвалось отчаянное: «Загубил девочку!» Он говорил о маме, которая была на 14 лет его моложе. «Я загубил девочку, которая уже так страдала от немцев в концлагере!.. Тебя ведь тоже арестуют, а Наташеньку сдадут в детский дом… Я не имел права на семью!» Но через несколько дней умер Сталин…

Как Алексей Леонтьевич стал историком?

– Он и его старший брат Юрий учились в классической гимназии, где отец читал Шиллера по-немецки, Диккенса по-английски, Флобера по-французски и учил наизусть «Записки о Галльской войне» Цезаря на латыни, – гимназия, по его мнению, кое в чём давала давала лучшее гуманитарное образование, чем университет советских лет. Вообще отец с нежностью говорил о своём детстве…

Но никогда не идеализировал дореволюционное прошлое. Он полагал, что к началу ХХ века Россия нуждалась в глубокой модернизации, что монархия на глазах утрачивала творческий потенциал и связь с реальностью. Он не мог простить правящему классу того, что «такое государство профукали!». После революции его овдовевшая мать-учительница с двумя мальчиками едва сводила концы с концами.

Но в 1924 г. был введён запрет на приём в вузы для выходцев из «ненародных» классов, и отец, несмотря на блестящие успехи в учении, даже не имел бы права поступить в университет, если бы не работа матери в системе народного образования и участие в ликвидации безграмотности.

Впрочем, его мучили сомнения, стоит ли ему заниматься историей. Это было время расцвета «школы Покровского», возглавившего Институт красной профессуры. Вульгарный социологизм доходил до пародии, Россия изображалась главным тормозом мировой истории, даже зачинщицей Первой мировой войны. Александра Невского, с горькой иронией вспоминал отец, называли не иначе как «классовым врагом», Наполеона – «освободителем», Пушкина – «камер-юнкером», Чехова – «хлюпиком» и т.п.

Отец начал учиться параллельно на двух факультетах Киевского университета – общественных наук и математическом. С его великолепными математическими способностями он вполне мог бы состояться в естественных науках. Лишь после третьего курса тяга к истории и, может, желание как-то побороться за её интерпретацию окончательно пересилили. К тому же в конце 20-х годов наметилась некоторая «реабилитация» российского культурно-исторического наследия, которая выразилась в постановлении 1934 года

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2

В архиве 15 февраля 2007

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая о встрече Владимира Путина и Дональда Трампа

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!