ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Глава III. От Руси к Великой России

— это южная Азия, где развились высокие и самобытные цивилизации циклического типа, защищенные с Севера горными кряжами от кочевнических масс. Вторая – это Азия степная кочевая, а третья: Азия северная – лесная и безлюдная. Если последняя до последнего времени не принимала участия в истории, то две другие сыграли в жизни Европы и России огромную, но совершенно различную роль.

Именно южная Азия, «густо населенная, с тысячелетней историей и цивилизацией, она-то в Средние века и представляла тот сказочный мир Востока, который так был заманчив для Запада богатствами и чудесами культуры и своей природы», и откуда везли дамаскскую сталь, персидские и индийские ткани, китайский шелк и предметы тончайшей работы, поражавшие западноевропейцев, еще только выраставших из варварства. Однако, того нельзя сказать о степях и пустынях срединной Азии, населенной номадами, «жившими в патриархальном быту с тех пор как их помнит история, и в течение не одного тысячелетия всегда появлявшимися в одном и том же значении». Они упоминаются самим культурным Востоком лишь по набегам, «заливающим мир кровью, истребляющим материальную культуру… Аттила, Чин Гиз, Тимур являют пример таких мирокрушителей, распространивших ужасы своего «призвания» до пределов Запада. Если в IX-XII века Русь справлялась со степным Востоком (печенеги и т.д.), то в XIII столетии кочевая степная Азия совершила одно из своих «мирокрушительных нашествий, в неудержимом своем разливе поглотившее все восточные культурные страны и даже плеснувшее на страны Запада». Таково было «влияние на Россию Востока, с которым этой стране пришлось иметь дело с самых пеленок своей исторической жизни», — обобщает Южаков, — «и влияние это было пагубное».

Что бы ни писали прошлые и нынешние евразийцы о прелестях совместного русско-монгольского сожительства и «побратимства», Русь пережила чудовищный разгром, масштабы которого неведомы Европе. Память о нем неслучайно запечатлена в литературных памятниках под такими названиями, как «Слово о погибели Земли русской». Цветущие города были разрушены дотла, утрачены ремесла, на несколько веков прекратилось каменное строительство — показатель уровня развития. Русские земли были обложены колоссальной данью, и труд, по крайней мере, восьми поколений служил завоевателям. Но политический и экономический гнет над Русью имел свои особенности, отличающие его от завоевательных традиций Запада, целенаправленно стиравших культуру завоеванных народов. Кочевники с огромными табунами не могли жить ни в городах, ни в русских лесах, они возвращались в открытые степи, оставляя лишь наместников, баскаков с военными отрядами. Поэтому на Руси сохранился национальный порядок княжеского владения, хотя ханы вершили суд в княжеских междоусобицах, давали ярлыки на княжение по собственной оценке всех обстоятельств и «внешнеполитической ориентации» князей в их лавировании между Западом и Ордой, что, например, побуждало Орду поддерживать северо-восточных князей против черниговских. Но князья погибали в Орде не только вследствие политических причин, а потому, что не отрекались от Христа и Веры Христовой. Мученическую кончину осознанно принял Св. Михаил Черниговский, отказавшийся исполнить унизительный языческий ритуал прохождения между огней и поклонения тени Чингисхана. Об этом совершенно по-разному пишут историки В.Пашуто и Л. Гумилев — «евразиец», оправдывающий действия монголов их обычаями и удивляющийся «бессмысленному» упрямству русских князей, не пожелавших склонить голову перед огненным столбом.

Но К.Мяло придает факту добровольного мученичества князей в то время особое мистическое значение. Приводя замечание Г.Федотова, что «в первое столетие татарщины, с разрушением монастырей, почти иссякает монашеская святость», К.Мяло убедительно трактует, что «подвиг святых князей становится для народа важнейшим свидетельством того, что он все еще в «вере православной», что он жив духовно и у него есть свои предстатели перед Богом». Взятие князьями на себя роли исповедников и мучеников веры, роли свидетелей о Руси Святой, неосязаемой, о том самом «невидимом граде Китеже» в период, когда массовое физическое сопротивление было бессмыслено, схраняли дух и душу народа.

Пестрая по своему составу Орда не представляла единую великую культуру и не угрожала культуре восточного христианства. На этот аспект «русско-монгольского» взаимодействия особенный акцент делали историки-евразийцы. Г.Вернадский отмечал, что монголо-татары истощали Русь материально, но не трогали ее духовную жизнь, несли «рабство телу, но не душе». Запад же, с его агрессивным миссионерством, окатоличивший западные русские княжества, сулил рабство и телу, и душе. Понявший это князь Александр, оказавшийся между двух огней, избрал Восток предметом своих дипломатических усилий, а меч свой обратил против шведов и немцев, в чем ему оказывали поддержку татары. Но Р.Пайпс, не стесняясь, пишет о святом благоверном Александре Невском — патроне Ордена Святого Александра Невского Российской империи и патроне ордена Александра Невского Великой Отечественной войны столь же уничижительно как и о всей русской княжеской власти. Пытаясь внушить, что «условием княжения сделалось поведение, противоречащее тому, что можно назвать народным интересом», он витийствует далее, что в таких обстоятельствах якобы «начал действовать некий процесс естественного отбора, при котором выживали самые беспринципные и безжалостные, прочие же шли ко дну. Коллаборационизм стал у русских вершиной политической добродетели». Если обратиться к периоду, когда добрая половина населения Руси, не захотев изменить своим представлениям о вере, добровольно уйдет в землянки или погибнет на дыбе в трагические годы раскола, этот тезис полностью обанкротится.

Исторический итог подтверждает мудрость дипломатии святого благоверного Александра, в то время как противоположную стратегию блестящего Даниила Романовича Галицкого постигла иная судьба

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5 6

В архиве 2 февраля 2004

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Конференция в Ялте 13-14 февраля 2020г.. Интервью с Наталией Нарочницкой

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!