ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Германия поквиталась с мигрантами

В Германии вступили в силу новые правила для той категории беженцев, которых в ФРГ вполне официально называют не слишком вежливым, но весьма точным словечком Geduldete (от названия их статуса Duldung) — «те, кого терпят». На самом деле у этого слова есть и еще один перевод: «те, кого с трудом выносят». Однако о нем немцы предпочитают не вспоминать – все-таки политкорректность довольно сильно въелась в мозги среднего европейца, а уж немца – и подавно. Но как ни назови эти 190 тыс. невольных иммигрантов, находящихся в данный момент в Германии, суть остается та же: их и в самом деле с трудом выносят. Не потому, что испытывают к ним какие-либо враждебные чувства, а потому, что в стране, едва-едва выбравшейся из затяжного экономического кризиса, попросту уже не хватает средств, чтобы их содержать.

Дело в том, что категорию Duldung в Германии получают иммигранты, привезенные сюда, к примеру, немецкими властями из «горячих точек», в которых действуют войска НАТО: таким образом в ФРГ попали боснийцы и жители конголезской провинции Итури, где солдаты Еврокорпуса защищали город Буния от нашествия повстанческих отрядов. Кроме того, в эту категорию входят те, кто ожидает решения властей, подав свои документы на предоставление политического убежища. Подобные вещи затягиваются порой на годы, причем все это время «терпилы» не имеют права, по сути, ни на что: они не могут работать, они не могут снимать квартиру там, где им хочется… Ничего они не могут. Их дети, правда, имеют право учиться в немецких школах, однако в любой момент эта учеба может быть прекращена: стоит властям отказать соискателям в предоставлении вида на жительство или стоит немецкому руководству решить, что в местах исхода обстановка нормализовалась – и Duldung тут же заканчивается: пора собирать чемоданы.

Так произошло пару лет назад с боснийцами: правительство Германии решило, что у них на родине уже все успокоилось настолько, что можно отправлять их восвояси… Да не тут-то было. Подлежащие возвращению ни в коем случае не хотели обратно. Они устраивали одну демонстрацию за другой, писали петиции, обращались в Европейский суд по правам человека… А кое-кто попросту не стал дожидаться, когда полиция вручит им билеты на самолет, и исчез в неизвестном направлении – по слухам, в другие страны Евросоюза, не собравшиеся еще отправлять на Родину своих «гостей».

Положение осложняется еще и тем, что у многих попавших в благополучные европейские подобным образом попросту не было никаких документов. Им выдавали временные серые «проездные документы», заполненные с их же слов, по которым они и жили. Так что тем, кто решил перебраться в другие страны, требовалось лишь «потерять» свои «серокожие паспортины» и придумать себе новые имена и «малые родины».

Тем не менее несколько тысяч боснийцев были возвращены домой, снабженные вослед благими пожеланиями радушных хозяев и солидными даже по европейским меркам суммами «подъемных», чтобы было на что обосноваться. Однако, посчитав количество принятых и количество отправленных, немецкие компетентные органы с немалым изумлением обнаружили, что тех, кто все еще остался в Германии после всех процедур оказалось не только не меньше, чем их было в момент приезда – но даже больше.

Немцы – народ аккуратный, арифметику привыкли почитать за науку точную. Если в результате простого вычитания разница оказывается больше, чем была раньше сумма – значит, что-то получилось не так. Результаты проведенного расследования потрясли немцев: оказывается, с самого начала в ФРГ из общего количества боснийцев меньше половины были боснийцами. Более половины «спасенных» от ужасов войны оказались… румынскими цыганами, прослышавшими о том, что из Боснии будут эвакуировать людей, и вовремя перебравшимися в охваченную войной страну – как раз к началу эвакуации.

Когда это было обнаружено, «новые боснийцы» перестали притворяться и устроили грандиозную сидячую манифестацию перед земельным парламентом Северного Рейна – Вестфалии в Дюссельдорфе. Теперь они обвиняли немецкие власти, желающие их депортировать, ни много ни мало – в следовании традициям нацистского Рейха и геноциде цыган. Примечательно, что тогда, в 2003 году, власти пошли на попятный и оставили 5 тыс. лжебоснийцев в ФРГ. Правда, на тех же правах – тех, кого едва терпят.

Однако на этом боснийская эпопея не завершилась. Весьма значительная часть тех, кто был отправлен восвояси, вдруг каким-то образом вновь материализовалась в Германии – снова без документов, зато с совершенно новыми именами. Полученные от щедрот немецкого правительства (а точнее – немецкого налогоплательщика) деньги те из них, кто попроще, успели потратить, а те, кто подальновиднее – привезли с собой и использовали для… скорейшего брака с гражданами ФРГ. Приличное количество кельнских и дюссельдорфских пьянчуг и наркоманов обзавелись, таким образом, некоторой суммой евро и новыми, с иголочки, боснийскими женами, которые, впрочем, совсем не рвались жить со своими свежеиспеченными благоверными, а предпочитали изменять им с прежними мужьями. В качестве жен немецких граждан они получали право на работу, однако воспользоваться им не торопились. Их официально безработные экс-супруги каким-то образом ухитрялись иметь достаточное количество денег, чтобы прокормить хоть и бывшую, но все же семью.

Таких историй можно рассказать великое множество. Нельзя утверждать, что все, кто находится в Германии на правах «тех, кого терпят», так уж рады подобному существованию. Есть семьи, по 15 лет живущие на чемоданах в ожидании выдворения. Есть семьи, члены которых оказались разлучены: как поется в песне, «дан приказ ему на запад, ей – в другую сторону».

Однако с последней декады ноября и страданиям, и ухищрениям мигрантов пришел конец

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2

В архиве 29 ноября 2006

Похожие статьи:

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!