ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

А.Л.Нарочницкий. Русский ученый на переломе эпох

Столетний юбилей академика Алексея Нарочницкого — повод не только вспомнить одну из масштабных фигур исторической науки, но и поразмыслить над некоторыми уроками его пути.

Хотя главной сферой разносторонней деятельности академика Нарочницкого стали международные отношения нового времени, его называли знатоком всеобщей истории как таковой. Явление, увы, почти исчезнувшее в век нарастающей специализации.

Алексей Леонтьевич обладал феноменальными знаниями и мощным интеллектом, в котором способность хранить в памяти колоссальные объемы информации соединялась с логикой математически одаренной личности, позволяя видеть многомерную взаимосвязь явлений.

Но не одними профессиональными заслугами интересно это имя, и не о них сейчас речь. В изломах судьбы и умственных поисках академика Нарочницкого проступают драматические коллизии ХХ века самой истории. Успев застать дооктябрьскую Россию и впитать дух ее образованного почвенного слоя, Нарочницкий прошел вместе со страной всю советскую эпоху, был частицей своего времени и общества. Но вместе с тем оставался одним из тех, кто олицетворял непрерывность отечественной культуры. И эту преемственность он нес, зримо и исподволь, через все тернии идеологического пресса и социальных заказов.

В 1937 году, вспоминает дочь академика Наталья Нарочницкая, был репрессирован брат ее отца — инженер-технолог Юрий Нарочницкий. С тех пор Алексей Леонтьевич в течение двадцати лет считался братом «врага народа» и был постоянно готов к аресту. Кстати сказать, продолжает Наталья Алексеевна, именно ленинский, а не сталинский период, когда сгинул его брат, отец всегда считал самым страшным. В 20-е годы он наблюдал невиданное глумление над всем традиционно русским и православным. О сталинских репрессиях, сменивших сегодня почему-то забытые ленинские, Алексей Леонтьевич уже в преклонном возрасте язвил: «Вышинский — это же буржуазный ренегат, возродил такие понятия, как мера вины и мера наказания. Разве в 1917 году нам не объяснили, что человек не волен в своих поступках, ибо он есть продукт социальных условий?»

Для академика Нарочницкого связь времен и поколений проявлялась в рафинированности внутреннего мира и поведения, которые сразу бросались в глаза и за которые студенты прозвали профессора Нарочницкого «сэром». Но продолжателем русской исторической школы его делало, конечно же, нечто более весомое. Прежде всего — высокие профессиональные стандарты и эрудиция. Его энциклопедическая образованность распространялась на разные эпохи, регионы, цивилизации, направления мысли, не говоря уже о том, что он владел семью иностранными языками. Знание было для него самоценностью, а не только ресурсом. Фундаментом исторического исследования он считал изучение подлинных источников и всесторонний эмпирический анализ — не случайно им вложено столько сил в публикацию архивных фондов.

По мнению дочери академика, главной он считал свою работу «Колониальная политика капиталистических держав на Дальнем Востоке». Это редкое по объему (около ста печатных листов), уровню теоретических обобщений, насыщенности фактами и архивными документами исследование, которое по сию пору остается актуальным. Другие масштабные работы касаются международных отношений времен Французской революции конца XVIII века и революций 1848 года в Европе. Как будто предвидя, что судьба балканских народов снова станет объектом геополитического соперничества, Нарочницкий начал заниматься международными отношениями на Балканах.

Крупнейшей вехой в исторической науке стал грандиозный проект публикации архивных документов по внешней политике и дипломатии Российской империи с начала XIX века. Ответственным секретарем издания министр иностранных дел СССР Громыко утвердил Нарочницкого, который задал такую высокую планку работе над этим проектом, что после его смерти она надолго застопорилась. Однако при его жизни вышло 14 томов, включивших документы первой четверти XIX века с комментариями Нарочницкого, которые ведущие мировые центры признали «образцовым изданием».

В понимании Нарочницким путей России сказывалось как преемственное начало, так и сознание собственной миссии историка. Ценя в марксизме методы изучения социально-экономической составляющей общества, он не принимал его претензии ни на «всесильное учение», ни его системный негативизм по отношению к исторической России и ее роли в мировой политике. Концептуальное размежевание на этой почве со многими влиятельными историками и кураторами науки принесло Нарочницкому немало осложнений в личной карьере. Вести полемику приходилось, соблюдая требования времени и терминологию, опираясь прежде всего на документальный фундамент. Именно строгое следование первоисточникам обеспечила непреходящую ценность его работам, несмотря на неизбежное присутствие в большинстве из них свойственных советским публикациям идеологем. На алтарь этой борьбы и других настоящих дел приносилась и парадная риторика по всяким советским поводам — к ней переживший революцию и террор Нарочницкий на склоне лет стал относиться с усталой снисходительностью.

По свидетельству людей, близко знавших ученого, советский строй не отвечал выбору его ума и сердца. Но роль диссидента была ему органически чужда — слишком созидательный характер имела переполнявшая его натуру жажда деятельности. Не без мучительных колебаний он в конечном счете принял советскую систему, как принимают данность, удрученно осознавая трагедии и утраты страны, но радуясь победам и приобретениям, в которые и он вносил свою лепту. Его глубокая отчужденность от официальной идеологии никогда не превращалась в неприятие всей советской истории. Считая судьбу отечества трагически изломанной потрясениями ХХ века, он вместе с тем видел в советском продолжение русского

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2

В архиве 22 февраля 2007

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!