ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТАЛ

НАРОЧНИЦКАЯ.РУ

Официальная страница политика и общественного деятеля

Наталии Алексеевны Нарочницкой

Наталия Нарочницкая участвовала в Комиссии, при Президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России.

Русское гражданское движение

Наталия Алексеевна Нарочницкая – известный ученый, общественно-политический деятель, православный идеолог, доктор исторических наук

Европейский институт демократии и сотрудничества (Париж) возглавляет Наталия Алексеевна Нарочницкая

Фонд исторической перспективы (ФИП) был создан в 2004 году Наталией Алексеевной Нарочницкой и группой ее соратников.

Информационно-аналитический портал, посвященный деятельности российского ученого, общественного деятеля Наталии Алексеевны Нарочницкой

Аудит России: Нормальная страна
("Foreign Affairs", США)


Подобное новое открытие России может показаться поводом для радости. Двадцать лет назад на подобные метаморфозы могли надеяться только самые наивные идеалисты. Однако настроение западных наблюдателей весьма далеко от радостного. Россию воспринимают опасным неудачником, а 1990-е годы — десятилетием катастроф для ее народа. Журналисты, политики и ученые описывают Россию не как страну со средними доходами, пытающуюся преодолеть коммунистическое прошлое и найти свое место в мире, а как разваленное государство, населенное преступниками и грозящее заразить остальные страны различными ’болезнями’.

В конце 1990х правые и левые в Соединенных Штатах сходились в этом мнении. Для республиканца Дика Арми (Dick Armey), в то время лидера большинства в Палате представителей, Россия к 1999 году стала ’разграбленной и обанкротившейся зоной ядерной анархии’. Для его коллеги, председателя банковского комитета Палаты Джеймса Лича (James Leach) Россия была ’самой опасной клептократией в мире’, более коррумпированной, чем даже Заир при Мобуту Сесе Секо (Mobutu Sese Seko). Что же касается левых, социалист Бернард Сэндерс (Bernard Sanders), конгрессмен от штата Вермонт, описал российские экономические показатели в 1990х как ’трагедию в исторических масштабах’. Десятилетие реформ в стране заслужило лишь такие эпитеты, как ’экономическая разруха’, ’массовая безработица’ и ’ужасающая нищета’.

Позже во мраке ненадолго появился проблеск оптимизма. Экономика быстро развивалась, на смену хворому Борису Ельцину пришел молодой, дисциплинированный президент, и некоторые увидели в этом намек на зарождающуюся в России стабильность. В конце 2003 года президент Джордж Буш похвалил усилия Президента Владимира Путина превратить Россию ’в страну, где процветает демократия, свобода и верховенство закона’. Однако радостные разговоры продолжались недолго. Когда в октябре 2003 г. российская прокуратора арестовала нефтяного магната Михаила Ходорковского, бросила его в тюрьму и заморозила его акции, казалось, что худшие опасения критиков, предсказывавших авторитарный реванш, начали сбываться. Россия, по словам обозревателя New York Times Уильяма Сэфайра (William Safire), теперь управлялась ’изголодавшейся по власти мафией’ бывших чинов КГБ и военных, которые схватили ’народ за горло’. Когда было объявлено, что про-путинская партия Единая Россия получила более 37% голосов на парламентских выборах в декабре 2003 г., Сэфайр сокрушался о возвращении в Россию ’однопартийного правления’ и заявлял, что эксперименты страны с демократией ’практически закончились’.

Однако данные о росте экономики, макроэкономической стабильности, неравенстве доходов и корпоративных финансах — а также о выборах, свободе прессы и коррупции — наводят на мысль, что существует огромный разрыв между чрезвычайно негативными оценками страны и фактами. Хотя перемены в России во многом были болезненными, страна продемонстрировала значительный экономический и социальный прогресс со времени окончания коммунистической эпохи.

Россия вступила в 1990е как страна с деформированной и дезинтегрированной плановой экономикой, с огромным дефицитом товаров массового потребления и многочисленными военными. Она закончила десятилетие нормальной капиталистической страной со средними доходами. Несмотря на то, что экономическая производительность после распада Советского Союза сильно сократилась, убедительные расчеты показывают, что к 2003 году эта тенденция изменилась на противоположную. Политически Россия начинала как репрессивная диктатура, над которой доминировала коммунистическая партия и секретные службы. Прошло десять лет — и ее политические лидеры избираются на в общем-то свободных (пусть и с недостатками) выборах, граждане могут без страха выражать свое мнение, а в стране зарегистрировано более 700 политических партий.

Экономическая и политическая системы России по-прежнему несовершенны. Но их недостатки такие же, как у стран на том же уровне экономического развития. В 1990 Россия была, и остается по сей день, страной со средними доходами, ее ВВП на душу населения, по данным ООН, равняется около 8000 долларов (с паритетом покупательной способности), что сравнимо с Аргентиной в 1991 г. и Мексикой в 1999 г. Почти все демократии с подобными доходами имеют свои острые углы: их правительства страдают от коррупции, их судьи политизированы, а пресса почти никогда не бывает полностью независимой. У них большое неравенство доходов, концентрированная корпоративная собственность и бурное экономическое развитие. Во всех этих отношениях Россия вполне нормальна. Нельзя также сказать, что недостатки капиталистических демократий со средними доходами несовместимы с будущим экономическим и политическим прогрессом

Читать Полностью   |  Читать далее:   1 2 3 4 5 6 7 8 9

В архиве 13 марта 2004

Добавить комментарий

Цитата:

У всех кавказских войн немусульманские режиссеры.

Видеоархив

Наталия Нарочницкая в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым» от 01.11.18

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100 Предупреждение! Для функционирования сайта необходимо обрабатывать Ваши персональные метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении) Если Вы не хотите, что бы мы их обрабатывали - покиньте сайт!